Дисмас.


Ну вот он и помер.
Что-то крикнул и помер.
Вроде, батю звал.
Нехило его менты обработали.
Вон, в сторонку отошли, базарят.
Ждут.
Понятно чего.
Меня.
«Положено».
Работа такая, ага.
Знаю я их работу.
Мать — это его мама, так он сказал, успели побазарить, да, — а что ещё тут делать? Тут времени полно — мама с его тёлкой уже и не плачут.
А тёлка ничё так, симпатичная.
Рыжая.
Пацаны какие-то рядом.
Из его бригады, что ли?
Ну какой из него бригадир?
Говорил, типа плотник, как батя.
В храме местном шабашили, да что-то не срослось у них с местными, те тут же в ментовку сдали, типа прокурор у них там из столицы, всё схвачено.
Ещё, типа, говорил — рыбалку любит.
Мне тоже батя всё обещал на рыбалку свозить.
Дообещался, ага.
Везучий он, всё-таки, — друганы пришли, баба, мать.
Мама — это главное.
Мама это всегда главное.
Отца не видно, а ведь он звал.
А ты тут виси, помирай.
Ладно, потерплю.
Он сказал, типа недолго осталось.
Чётко так сказал.
Ладно…
Поживём-увидим.
(Дмитрий Конаныхин.)


Вверху: Джованни Доменико Тьеполо, Плач у подножия Креста, фрагмент. Внизу: James Del Grosso, 100 Watts, 2012.

Блудный сын (генератор случайных фраз).


«Мозг верхнепалеолитических людей и даже неандертальцев был в среднем гораздо больше современного… Уменьшение мозга началось примерно 25 тысяч лет назад и ещё около 10 тысяч лет назад продолжалось вполне ощутимо. Этот факт разные исследователи склонны объяснять по-разному. Одни, особенно гордящиеся собственной разумностью, склонны туманно рассуждать о важности количества и качества межнейронных связей… Есть и второй вариант: древние люди были умнее нас.»

Денис Ичитовкин, Место для курения, х/м, 2007.

«Меня интересовал чисто теоретический вопрос: может ли формальная логика допустить существование Троицы. Вроде бы это абсурд: один объект — и вдруг три объекта. Но, к своей радости, я обнаружил, что подобное в математике есть. Вектор! Он имеет три компонента, но он один. И если кого-то удивляет троичный догмат, то только потому, что он не знает математики. Три и один — это одно и то же! До сих пор не могу понять, как отец Павел Флоренский, наш замечательный богослов, который к тому же окончил математический факультет, этого не заметил. Он пишет, что идея Троицы непостижима. Нет, Бог непостижим, а идея Троицы постижима, триединость — это свойство природы, она буквально пронизывает природу.»

Найдите снайпера на фото.


( Читать дальше )
79

Ветра свободы. Социально-сетевое.


«Битва кишечными газами», картина неизвестного автора периода Эдо (1603—1868), представляет собой батальное полотно высотой 29 см и длиной более 10 м.



Подышать полной грудью.

Аллегория воздуха.

И стала европейская цивилизация призрак, который точно никто покуда не видел, и ежели пытались ее хватать руками, она рассыпается. И прогресс, он тоже был, пока о нем не думали, когда же стали ловить его, он и рассыпался.


Georg Engelhard Schröders (1684-1750), «Аллегория воздуха». На днях картина удалена из здания шведского Риксдага по причине неприятия подобной живописи высокими гостями из мусульманских стран. Феминистки радостно приветствовали это решение: «обнаженная женская грудь — не искусство».

Нам и не снилось.

«Статья 4. В каждом муниципалитете всех умерших граждан, какую бы религию они ни исповедовали, будут доставлять в отведенное для общего погребения место покрытыми погребальным покровом с изображением Сна в сопровождении общественного должностного лица; их будут сопровождать друзья, облаченные в траурные одежды, и группа собратьев.
Статья 5. Общее место, где будет покоиться их прах, будет расположено вдали от жилья; там будут посажены деревья, под сенью которых будет воздвигнута статуя, изображающая Сон. Все другие символы будут уничтожены.
Статья 6. Над входом на кладбище, освященное религиозным почитанием праха умерших, будет надпись: Смерть — это вечный сон». (Постановление от 9 октября 1793 г.)


Картинка: Карл Брюллов, Сон бабушки и внучки, 1829. Можно увеличить.

Наша героическая история.


«Сечь была ко временам Екатерины уже достаточно разбойной организацией. К тому моменту, когда Екатерина уничтожила Сечь, в ямах сидели 50 тысяч человек, готовых к продаже в Турцию». С юбилеем!

Иллюзии.

Ходьба: последовательность управляемых падений. (Словарь Гиффорда-Кука)


«Слушая жалобы пожилых людей, мы узнаем, что природа заметно стареет и что слышен звук шагов, которыми она приближается к своему упадку. Климат, уверяют эти люди, теперь уже не тот, что прежде. Силы природы истощены, ее красота и правильность убывают. Люди теперь и не так крепки и не достигают такого возраста, как раньше. И этот упадок замечается будто бы не только в естественном устройстве Земли, он простирается и на нравственное состояние людей.

( Читать дальше )
5

На страх тиранам.


Сверху вниз:
Штурм Бастилии — символа тирании.

( Читать дальше )

Радость печатного слова.


«Не имея письменности и не нуждаясь в ней, они не понимали назначения книг и, наблюдая то уважение, что проявляет к печатному листу европеец, пытались на разный манер найти применение этим непонятным предметам, как то: кусали их, обмазывали калом священных обезьян, прикладывали к больным местам, но, не видя от этого пользы, потеряли к ним всякий интерес.» Хуан Мануэль Маркес, «Лимпопо и Амазонка».

Вверху: Guy Laramee.

И ещё.


ты рассказал мне просто правду
а я ужасную хочу
такую чтобы обосраться
завыть забиться захрипеть

в кремле жирует черный путин
и кровь народную сосет
а белый путин — настоящий
в застенке тайном на цепи ©

Картинка: 1792 год.
4

"Потерянные сады Хэлигэн".


The Lost Gardens of Heligan, графство Корнуолл, Англия. Основаны членами корнуолльской семьи Tremayne в середине XVIII века, расширялись и облагораживались до Первой мировой войны. В этот период за растениями ухаживало более 22 садовников. После окончания войны были заброшены и в плачевном виде просуществовали до 1990-х годов. Чтобы собрать деньги на восстановление «Потерянных садов», инициативной группой энтузиастов было сделано несколько телепередач, написано большое количество статей, изданы книги.
Вверху: одна из самых известных скульптур.

Искусство и жизнь: Бетховен.


Sinfonie mit Schlusschor über Schillers Ode «An die Freude» für großes Orchester, 4 Solo und 4 Chorstimmen componiert und seiner Majestät dem König von Preußen Friedrich Wilhelm III in tiefster Ehrfurcht zugeeignet von Ludwig van Beethoven, 125 tes Werk (Симфония No. 9 в D minor, Op. 125)
Закрыть