Нечто, похожее на искусство.


Вышедши наверх к нашему аеростату, мы увидели на ближней платформе толпу людей, которые громко кричали, махали руками и, кажется, бранились.
«Что это такое?» — спросил я у Хартина.
«О, не спрашивайте лучше, — отвечал Хартин, — эта толпа — одно из самых странных явлений нашего века. В нашем полушарии просвещение распространилось до низших степеней; оттого многие люди, которые едва годны быть простыми ремесленниками, объявляют притязание на ученость и литераторство; эти люди почти каждый день собираются у передней нашей Академии, куда, разумеется, им двери затворены, и своим криком стараются обратить внимание проходящих. Они до сих пор не могли постичь, отчего наши ученые гнушаются их сообществом, и в досаде принялись их передразнивать, завели также нечто похожее на науку и на литературу; но, чуждые благородных побуждений истинного ученого, они обратили и ту и другую в род ремесла: один лепит нелепости, другой хвалит, третий продает, кто больше продаст — тот у них и великий человек; от беспрестанных денежных сделок у них беспрестанные ссоры, или, как они называют, партии: один обманет другого — вот и две партии, и чуть не до драки; всякому хочется захватить монополию, а более всего завладеть настоящими учеными и литераторами; в этом отношении они забывают свою междоусобную вражду и действуют согласно; тех, которые избегают их сплетней, промышленники называют аристократами, дружатся с их лакеями, стараются выведать их домашние тайны и потом взводят на своих мнимых врагов разные небылицы. Впрочем, все эти затеи не удаются нашим промышленникам и только увеличивают каждый день общее к ним презрение.»
«Скажите, — спросил я, — откуда могли взяться такие люди в русском благословенном царстве?» (В. Ф. Одоевский, «4338-й год»)

Что же для «по-культурному» принарядившегося, но оставшегося жлобом изнутри обывателя может быть сладостней глобальной замочной скважины и обсуждений, у кого какие трусы-часы?

Картинка: Marion Peck, «Fuck you», 2008.
1

Окончательная редакция


этого. И как бы не к месту цитата.
«Человек мирового города не способен жить на какой бы то ни было почве, кроме искусственной, ибо космический такт ушел из его существования. Интеллектуальному напряжению известна лишь одна специфически присущая мировой столице форма отдыха: разрядка, «развлечение». Подлинная игра, радость жизни, удовольствие, упоение, которые возникают из космического такта, в сути своей теперь непонятны. Вновь и вновь во всех мировых столицах всех цивилизаций повторяется переход от напряженнейшей практической мыслительной работы к ее противоположности – сознательно вызываемому расслаблению, духовное напряжение заменяется телесным, спортивным напряжением, телесное – чувственным «наслаждением» и духовным «возбуждением» посредством игры и пари, чистая логика повседневной работы замещается сознательно употребляемой музыкой. Кино, экспрессионизм, теософия, боксерские бои, негритянские пляски, покер и бега.» (Шпенглер, «Закат Европы»)

Реинкарнация.


«Из сидящих в одиночных камерах особенно обращает на себя внимание известная Софья Блювштейн — Золотая Ручка, осужденная за побег из Сибири в каторжные работы на три года.

( Читать дальше )

C Рождеством Христовым!


Невьянская икона. Между 1832 и 1837 г.

Жестокая правда.


Художника нельзя отвязывать от мольберта, выпускать в толпу: в «норме», среди людей — он ужасен. Биография Цветаевой омерзительна, дневник Тарковского — исповедь мизантропа, «деятели искусства» на миру — истерящие кликуши. Смирись с тем, что не такой, что урод — и плати СВОИ долги. Не лезь к людям — у них ДРУГАЯ жизнь.

Триптих.




Сверху вниз:
Bush fire between Mount Elephant and Timboon, Eugene von Guerard, 1857.
Вторжение, Федюнин Ф.В. холст, масло, 2010.
The Poets Dream, Robert Weir, 1830.

Дежа вю.


Joseph-Noël Sylvestre: The Sack of Rome by the Barbarians in 410. 1890. Oil on canvas 197 × 130 cm.
3

Приятно и патриотично.


В середине 2-го десятилетия XIX века зубопротезный рынок Великобритании внезапно наводнили сравнительно недорогие и качественные протезы. В то время хороший протез стоил немало и считался отличным подарком, т.к. изготавливался из человеческого материала, а обзаводится челюстями висельника или чернокожего невольника считалось моветоном. И тут, как большая удача — битва при Ватерлоо, унесшая около 16 000 жизней только на поле боя.


«Зубы Ватерлоо» имели огромный успех в британском обществе и долго не выходили из моды. Ибо жевать и улыбаться зубами павшего героя и приятно, и патриотично.

К следующему Валентину сгодится.


Вверху: А Маковский, «Надоела». Внизу: А.И.Корзухин, «Надоел!».

Страстная пятница.


Дионисий. Распятие. Икона из праздничного чина с иконостаса Троицкого собора Павло-Обнорского монастыря (1500). Ныне — в ГТГ. Один день 03.04.33г. Внизу: Николай Ге, «Иуда» («Совесть»), 1891.

Два вора, один лжец.

«С некоторого времени Северо-Американские Штаты обращают на себя в Европе внимание людей наиболее мыслящих.
Не политические происшествия тому виною: Америка спокойно совершает свое поприще, доныне безопасная и цветущая, сильная миром, упроченным ей географическим ее положением, гордая своими учреждениями. Но несколько глубоких умов в недавнее время занялись исследованием нравов и постановлений американских, и их наблюдения возбудили снова вопросы, которые полагали давно уже решенными.
Уважение к сему новому народу и к его уложению, плоду новейшего просвещения, сильно поколебалось. С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве.
Всё благородное, бескорыстное, всё возвышающее душу человеческую — подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort); большинство, нагло притесняющее общество; рабство негров посреди образованности и свободы; родословные гонения в народе, не имеющем дворянства; со стороны избирателей алчность и зависть; со стороны управляющих робость и подобострастие; талант, из уважения к равенству, принужденный к добровольному остракизму; богач, надевающий оборванный кафтан, дабы на улице не оскорбить надменной нищеты, им втайне презираемой: такова картина Американских Штатов, недавно выставленная перед нами» А.С.Пушкин, 1836 г.


Jim Dine, Two thieves, one liar.

Слепая девушка в Помпее.


Randolph Rogers, Blind Girl of Pompeii, скульптура 1860 года.

( Читать дальше )
Закрыть