Деток детишечек деточек деточки.


Рассказ на модную тему.

P.S.: Фотографии на немодную тему.

Картинка: Филиппо Палицци. «Ковыряющая в носу Задумчивая девушка на раскопках Помпеи», 1870 г.

Гонзопанорама №13505 (апокриф к дате).


"… Да поехал Добрынюшка к бабы Латынгорки;
А ударились они да сабли вострыма —
У их сабельки да поломалисе;
Ударились они ко́пьеми борзоменьскима —
По рук копья у них согнулисе:
Не дали на собя раны кровавыя;
Они ско́чили со добры́х коней
И начели боротисе.
Не по Божьей-то было всё по милости,
Не по Добрыниной-то было учести:
Порвало́сь-то у ей платье цьветное,
А права́ рука у ёго да скольёну́ласе,
А лева́-то ножка у ёго да подвернуласе;
А как падал Добрынюшка на сыру́ землю,
А как села баба Латынгорка на белы́ груди,
А хоче́т спороть да Добрыни всё белы́ груди,
Досмотрить Добрынина да ретива́ серця.
Она едет своей жопой по белу лицю,
Она едет да приговариват:
«А целуй-ко-се мою жопу белую!»


( Читать дальше )

Режим глубокой воды (кессонное всплытие).

НЕИЗВЕСТНЫЙ ПИНОККИО (фрагмент интервью с художником Алексеем Колесниковым).


— Разве Пиноккио неизвестен?! Мне кажется, нет более популярного персонажа! Куча переизданий, фильмов, мультиков… Да мы все с ним выросли! И, вообще, какого Пиноккио вы имеете ввиду? Того самого?

— Того самого. Единственного. Не поверите, но, скорее всего, вы не имеете о нем ни малейшего представления, несмотря на его кажущуюся популярность.

— Действительно, верится с трудом.

— Я вас понимаю. Я и сам, раньше, относился к нему как и все остальные, до тех пор, пока не решил однажды почитать про него своей маленькой дочке. С ее вопросов все и началось. Я имею ввиду свой интерес к этой книге и работу над иллюстрациями.

— И о чем же она спрашивала?

— Видите ли, я собираю старые книги, и однажды мне в руки попалось довольно редкое издание Коллоди, выпущенное в Берлине на русском языке в 1924 году. Сама книжка выглядела очень экзотично, это и послужило стимулом к тому, чтобы использовать ее как материал для детского чтения перед сном. Вот тут и посыпались вопросы, самым обескураживающим из которых был:
— Папа, а почему она мертвая?.. Ну эта девочка, с голубыми волосами?


«… В окне домика появилась хорошенькая девочка с голубыми волосами, с закрытыми глазами, с руками, сложенными на груди, с восковым личиком. Раскрыв посиневшие губы, она сказала:

( Читать дальше )

The Time Machine.

Часть 14-й главы романа Уэллса была удалена редактором издания 1895 года Уильямом Хенли (восстановленный текст: The Grey Man). Фрагмент рассказывает о том, что увидел Путешественник, сбежав от морлоков в будущее. После остановки он видит, что все следы зданий исчезли, а по унылой равнине скачут и щиплют траву похожие на кроликов зверьки размером с терьера, покрытые серой шерстью. Путешественник убил одного камнем и с удивлением обнаружил, что это потомок человека. Вдруг из болота выползают гигантские многоножки, и Путешественник бежит в следующий день, обнаруживая останки человечка, съеденного, по-видимому, многоножкой. Текст был удалён ввиду нелицеприятного описания вырождения людей будущего, ставших кормом для членистоногих.


Про кино. «Одно время у него была мысль написать на своём надгробии «Я вас предупреждал, дураки проклятые».» Плюс комментарий.

Картинка: Luis Mazón, выше — свежая обложка работы Аниты Кунц.

Оливье (генератор случайных цитат).

«Можно объяснить человеку сложную вещь.
Но нельзя объяснить человеку простую вещь.»


Борис Григорьев, «В цирке», 1918 г.

«Всё ухудшается… и в этом состоит улучшение… потому что только ухудшение конкретно… вот почему улучшение ухудшения всегда лучше, чем ухудшение улучшения… улучшение ухудшения внушает надежду… тогда как ухудшение улучшения ввергает в беспросветную тоску и непроглядный мрак… ведь если имеет место ухудшение улучшения, то возможно еще и ухудшение ухудшения… а улучшение ухудшения – это все-таки, что ни говори, улучшение того, что ухудшается… в этом есть нечто воодушевляющее…
что же касается улучшение улучшения, его вообще не следует рассматривать как нечто реальное или даже хотя бы возможное… слишком уж оно приторное»
<с>

( Читать дальше )

Сэлфи.ру

«Ах!.. и пробудилась.»


Картинки: Карл Брюллов, Светлана, 1836;
Роман Минин, Айфон из серии Донбасс-дивайс, 2015.

Умер Мамлеев.


Я невинная тварь, кто детей пожирает в тумане.
Сумасшедших ночей предо мною горит горизонт.
Что увижу я в мире, наполненном чёрным обманом,
Где горящие храмы похожи на сказочный сон?!
Мои губы полны ненасытною жаждой тревоги.
Вижу троны пустые, погибших в аду королей,
Что мне ужас разбитой по трупам младенцев дороги,
Что мне стон и надежды покинутых Богом людей?!
Я одна во Вселенной. Ни Бог, ни титан и ни дьявол
Не нарушит покоя и страха страданий моих.
Только кто-то огромный, больной, невозможно усталый
Пронесётся по полю, как духов блуждающих вихрь.
Я хочу целовать обнажённые груди распада,
По кликушески выть, наблюдая погибель земли,
И пройтись в тишине средь распухшего, спелого ада,
Где в червей превращаются дальние дети мои.
А потом, обернувшись загадочной странной звездою,
Улететь в безграничную синюю пропасть миров,
Чтоб потом хохотать над погибшей и дымной землёю,
Пожирая холодное мясо своих бесконечных утроб.



***
Проклятый высшими силами
Мир этот, чёрный как ночь,
Вновь приближается к гибели,
Чтобы себя превозмочь
И превратиться в сияние.
Слава ему и покой!


***
Надоело мне, милые, шляться
Среди странных задумчивых рож.
Лучше к Господу выше подняться
Иль исчезнуть, как юркая вошь.
Я гуляю под пятнами мрака
И держу колокольчик в зубах,
И гуляет со мною собака –
Это мой отделившийся страх.



Картинки: George Clausen, Юная скорбь, 1916; Вечерняя песня, 1893.
4

Hänsel und Gretel (гонзопанорама №1488).

Мефистофель:
Народ свободен стал: любуйтесь на него!
Фауст:
Мне кажется, что нам пора бы удалиться.
Мефистофель:
Постой, должно ещё их скотство
Во всей красе пред нами проявиться.
(Гёте, 1806, пер.Н.Холодковского)

Рисунок из журнала Kladderadatsch, 1933 (животные Германии приветствуют запрет вивисекции):

Хотели мы тут сделать большую подборку немецкой поэзии разных лет, да что-то стало противно. Между тем, нашлись в сети фотографии семидесятилетней давности. Того самого места, где позже возник Парк. Так сказать, «Willkommen, Europäer».

( Читать дальше )
13

Смерть в яйце, яйцо в утке, утка в зайце. Гонзопанорама №13362.

«Süddeutsche Zeitung Magazin», свежий номер. «Должен быть порядок».

Поток аналитики на злобу дня напоминает старую притчу о трёх слепых, ощупывающих слона.
Если число слепых довести до сотни — будут щупать в основном уже не слона, а друг дружку.
А сегодня щупающих и «имеющих мнение» на порядки больше.
Кроме бреда из этого ничего не может родиться.
И не рождается.


Валентин Губарев. «А был ли слоник? Может слоника-то и не было?»

Фото с симферопольского блошиного рынка, приобрёл на днях фотограф Кадников.


( Читать дальше )
14

Попимши-пожрамши обратимся к культуре.

Michael Cline, Всё включено, 2008.

Нехороший сайт «Кнут&Пряник» снова зажилил культурную статью Льва Пирогова и просит за чтение денег. Денег у нас самих именно только на пожрать, так что привычно украли и с другими бедными людьми делимся. А для любителей просто подумать за жизнь есть вот такие мысли. У нас тут тоже через улицу сидит ДЦПшник, но не в коляске, а с костылями на стульчике (выносят из соседнего магазина). Сидит каждый день, в любую погоду. Иногда овощами торгует, но чаще просто. Весёлый, многие останавливаются поговорить, ну и дать кто сколько может. 47 ему, на вид моложе. Показал мне однажды девчушку-подростка — «моя дочка». Каждый раз кричит издалека «ну что, скоро этот бардак кончится?» Когда-то кончится, говорю.

Винсент Ван Гог, Натюрморт с глиняной чашей и картофелем, 1885 г.

Ко второй заметке вот эта картинка как специально нарисована. Не про картошку она конечно — про нас.
Кричащих, корчащихся, страшненьких. Но почистить — в суп сойдёт.
6

Altpapier.


Архивы немецких сатирических журналов конца XIX — начала XX в. На самом деле не только немецких и не только сатирических, ну поклацаете и разберётесь, не маленькие. И заодно про эту старенькую запись напомним. Без особой, правда, радости (сбылось).


Троцкого узнали? Молодцы.
6

Лошадка.

Весь в гвоздях забор — ощетинился.
А хозяин-вор оскотинился...

Н.Некрасов


Происходящее в головах на обозримых пространствах бывш.СССР
можно точно и кратко описать старым-добрым:
«народ тёмен».
И поставить точку.
Ничего нового.



Картинки: С.В.Иванов, «Беглый», 1886 г., Борис Шаляпин, «Русский купец», 1927 г. Прицепом к предыдущей записи.
4

Дурь.

"Богучарово было всегда, до поселения в нем князя Андрея, заглазное именье, и мужики богучаровские имели совсем другой характер от лысогорских. Они отличались от них и говором, и одеждой, и нравами. Они назывались степными. Старый князь хвалил их за их сносливость в работе, когда они приезжали подсоблять уборке в Лысых Горах или копать пруды и канавы, но не любил их за их дикость.Последнее пребывание в Богучарове князя Андрея, с его нововведениями — больницами, школами и облегчением оброка, — не смягчило их нравов, а, напротив, усилило в них те черты характера, которые старый князь называл дикостью. Между ними всегда ходили какие-нибудь неясные толки, то о перечислении их всех в казаки, то о новой вере, в которую их обратят, то о царских листах каких-то, то о присяге Павлу Петровичу в 1797 году (про которую говорили, что тогда еще воля выходила, да господа отняли), то об имеющем через семь лет воцариться Петре Феодоровиче, при котором все будет вольно и так будет просто, что ничего не будет. Слухи о войне в Бонапарте и его нашествии соединились для них с такими же неясными представлениями об антихристе, конце света и чистой воле.В окрестности Богучарова были всё большие села, казенные и оброчные помещичьи. Живущих в этой местности помещиков было очень мало; очень мало было также дворовых и грамотных, и в жизни крестьян этой местности были заметнее и сильнее, чем в других, те таинственные струи народной русской жизни, причины и значение которых бывают необъяснимы для современников. Одно из таких явлений было проявившееся лет двадцать тому назад движение между крестьянами этой местности к переселению на какие-то теплые реки. Сотни крестьян, в том числе и богучаровские, стали вдруг распродавать свой скот и уезжать с семействами куда-то на юго-восток. Как птицы летят куда-то за моря, стремились эти люди с женами и детьми туда, на юго-восток, где никто из них не был. Они поднимались караванами, поодиночке выкупались, бежали, и ехали, и шли туда, на теплые реки. Многие были наказаны, сосланы в Сибирь, многие с холода и голода умерли по дороге, многие вернулись сами, и движение затихло само собой так же, как оно и началось без очевидной причины."
1

Былое и думки (генератор случайных фраз №).


«Увы, многие не замечают явную иронию в воскрешении натюрморта в наши дни. Натюрморт вырос из жанра Vanitas, возникшего в позднем средневековье и ставшего актуальным в раннем барокко – этот жанр изначально был ориентирован на воспроизводство символов и аллегорий, напоминающих о бренности жизни и мимолетности любых достижений и удовольствий. Впоследствии натюрморт, как мне кажется, станет не столько экраном для смыслов, сколько демонстрацией художественной техники (изобилие форм, оттенков, фактур), но некоторый намек на недолговечность материального в нем остается. Возврат к натюрморту и в последующие столетия всегда будет тесно связан с изменениями техники (например, обращение к нему в импрессионизме, кубизме и т.д.). Забавно, что именно современный любитель «заморачиваться» на счет еды ничего не желает знать о бренности бытия… На мой взгляд, фуд-порно – это не просто еще одно явление современности, это симптом.»



( Читать дальше )
10

«Три дня не заходил в фейсбук».


Прянишников И.М. «На Лысой горе», х/м, 60 х 46,2 см., Государственная Третьяковская галерея, сайт www.hudojnik-peredvijnik.ru/

ГОГОЛЬ - III

Третья часть статьи Льва Пирогова, украденная с нехорошего сайта.


«Говорят, караван движется со скоростью самого медленного верблюда. Самого медленного, а не самого быстрого. К обществу это правило вполне применимо. В среднем по больнице оно скорее глупо и капризно, как последний дурак в нём, а не мудро и терпеливо, как первый умница. Общество — это своенравный подросток, очень уверенный в себе и своей правоте и совершенно нетерпимый к мнению взрослых. Взрослые ужасны. Хуже взрослых ничего нет. Беда в том, что Гоголь учил: надо делать зарядку, чистить зубы и слушаться папу с мамой. А Толстой — тот учил так:

— Знаете ли вы, что взрослые не всегда правы?
— Да-а-а! — стонет в восторге публика. — Мы догадывались! Это прямо вот наши мысли! Нет, вы только посмотрите, какой он умный!

Известно: кто для нас наши мысли разжёвывает и обратно в голову нам запихивает, тот для нас и главный мыслитель. А кто долдонит что-то своё, тот дурак. Была бы охота тужиться понимать, о чём он… Сами не дураки. Ты давай такого трибуна, чтоб себя как в зеркале я видел! И чтобы это зеркало непременно мне льстило.»



Картинка вверху: Дмитрий Шорин.
Внизу: Михаил Копьёв, Твой фюрер ждёт тебя.

О том и об этом.


«Главный закон искусства в том, что никакое А не может быть изображено при помощи самого же А. А можно изобразить через Б, можно выразить его при помощи В, можно состряпать его из комбинации Г, Д и Е — но само А для изображения себя употреблено быть не может. Поясню на примере. Допустим, у вас в спектакле фигурирует убийца. Вы можете изобразить его как угодно, но только не пригласив настоящего убийцу на эту роль. Чтобы изобразить на сцене футбол, можно выдумать тысячу разных вещей, но нельзя провести настоящий футбольный матч. В сцене „вытянул дед репку“ употреблять на роль репки настоящую репку рекомендуется меньше всего; зритель будет чувствовать, что он обманут — и законно. А вот если репка будет хотя бы из крашеного картона, или в роли репки выступит ржавая авиабомба или (это лучше всего) красивая девушка — это будет уже настоящее искусство, а не обман.
Вроде очень простые соображения, но как трудно сделать из них даже самые очевидные выводы! Кто, например, легко согласится с тем, что в пейзажах изображена не природа? Кто помнит ежесекундно, что если на картине присутствует сковорода — то картина уж точно не про сковороду? Что если в картине есть голое тело — значит, она не про наготу? Что если в ней есть поцелуй — то она не про эротику? О люди, люди!.. Ну ладно ещё зрители, зрителям простительно; зрители и не должны помнить об этом. Но художники?...»


Василий Поленов, Московский Дворик, 1878.

«- Странная ты какая-то.
— Я деньги потеряла.
— А чего улыбаешься?
— Понимаешь, я их нашла потом…
— Так нашла или потеряла?
— Я сама не знаю. Их женщина подобрала с ребёнком, неполноценным. В коляске такой…
— Ну и что?
— Я подошла, а она ко мне, — вот, говорит, чудо-то Богородица послала нам! Дурочка. Гляжу, а бумажки-то мои — триста рублей пополам сложенные. Господи… не смогла я у неё забрать…
— Да может, не твои бумажки?
— Мои, мои…
— А чего плачешь-то?
— Не знаю!
— Ну ты даёшь, мать».



Нижняя картинка: Mona Caron. В самом верху: Jules Blin, «Art, Misery, Desperation & Madness», 1880.
1

"Зачем, ради чего всё это?" Ну как "зачем":


Вы умираете, чтобы Додик жил вечно. «99-летнему Давиду Рокфеллеру успешно пересадили шестое сердце.» Нижнюю картинку (отсюда) можно увеличить.

Закрыть