Продолжение.


Фото: Роман Пономаренко, г. Ярославль. Всё оттуда же.

Алтарь.


Мастер Церкви Святого Консьюмера. Репортаж, так сказать, из мастерской художника.
2

Доктор Пи.


Илья Исупов, Великолепный Доктор Пи, 2012. Продолжение героического цикла.

Кидалт. Ещё один герой нашего времени.


Название — «Бессильные структуры, фигура номер какая-то там». Место — Лондон, Трафальгарская площадь. Год установки — 2012. Авторы — те же, что и здесь. Что уже не странно. Европу хоронят на наших глазах, и это всерьёз.

Европа (молодая).


Арно Брекер (да-да, тот самый), «Молодая Европа», 1980.

P.S.: "… Темные ночи на Востоке стали гораздо темнее, чем я когда-то мог себе представить.

( Читать дальше )
3

Жестокая правда.


Художника нельзя отвязывать от мольберта, выпускать в толпу: в «норме», среди людей — он ужасен. Биография Цветаевой омерзительна, дневник Тарковского — исповедь мизантропа, «деятели искусства» на миру — истерящие кликуши. Смирись с тем, что не такой, что урод — и плати СВОИ долги. Не лезь к людям — у них ДРУГАЯ жизнь.

Они и мы.


Конфуций: Жэнь(仁)— человеческое начало в человеке, которое является одновременно его долгом. Нельзя сказать, что представляет собой человек, не ответив одновременно на вопрос о том, в чём заключается его нравственное призвание. Говоря иначе, человек есть то, что он сам из себя делает. Следовать Жэнь значит руководствоваться сочувствием и любовью к людям. Это то, что отличает человека от животного, то есть то, что противостоит звериным качествам дикости, подлости и жестокости.

Сравнить: Все, чем я занимаюсь, — это прямое продолжение того, кем я являюсь.


Скульптура: Zhang Huan, Confucius, 2011.
3

Радость печатного слова.


«Не имея письменности и не нуждаясь в ней, они не понимали назначения книг и, наблюдая то уважение, что проявляет к печатному листу европеец, пытались на разный манер найти применение этим непонятным предметам, как то: кусали их, обмазывали калом священных обезьян, прикладывали к больным местам, но, не видя от этого пользы, потеряли к ним всякий интерес.» Хуан Мануэль Маркес, «Лимпопо и Амазонка».

Вверху: Guy Laramee.

Свобода.


Небрежная, легковесная, даже неудобная для отечественных либеральных тяжелодумов максима Бродского свобода нужна для того, чтобы посещать библиотеку мне таковой не кажется. Для меня это наиболее удачное определение свободы. Более того, думаю, она соответствует внутреннему пониманию личной свободы таких scholasticorum, как Тацит или Плиний Младший. Речь идёт не о гражданском идеале libertas, воспетом сенатской оппозицией. Я говорю о малой, эгоистичной свободе. Первая для всех, вторая только для себя. Первая хороша для панегириков, вторую чают в письмах к друзьям. Цена личной свободы не менее высока, чем цена гражданской свободы. А может и выше. Я прекрасно понимаю, что свобода Бродского и Плиния – это свобода паразита. Роскошь такой свободы может быть доступна только рабовладельцу. По формуле: два или три раба на афинянина. Эндрюс выразил это с предельной категоричностью: Вообще говоря, рабство лежало в основе греческой цивилизации в том смысле, что его отмена и замена свободным трудом, если бы кто-то попытался сделать это, стала бы потрясением для всего общества и лишила бы высшие классы Афин и Спарты их свободного времени. Бродский как раз жил по формуле Ксенофонта. Роскошь библиотеки Колумбийского университета была обеспечена двумя стариками в ленинградской коммуналке. Не понимать это, значит обманывать самого себя.

Привет, 90-е!


Бронзовый памятник Рональду Рейгану, расположенный в одном из калифорнийских парков, пытались сорвать с пьедестала и сдать на цветмет. В результате памятник получил значительные повреждения.
3

Триумф нравственности.



Одно отличие. Могло быть пять.
3

Парк. Осень.


Прошу прощения у всех, кого задерживаю с размещением фотографий — со временем немного не справляюсь. До своих тоже только добрался. Последний визит в Парк. Несмотря на солнце и осенний парад красок — немного невесёлый. Парк переживает не лучшие времена. Много разрушенных и необновлённых фигур — просто не успевают. Хотя работа кипит. Людей на верхнем снимке почти не видно, хотя там трое, просто они маленькие, а фигуры большие.

( Читать дальше )
1

Расплатиться с кредитом.


Роман Минин, Буратино-Тарантинос. Фестиваль ТЕРРА ФУТУРА на обувной фабрике, Херсон, начало октября. Организатор, как всегда — ТОТЕМ. Спасибо. Спасибо. Спасибо. Было душевно.

Закрыть