Девушка с веслом.


Иван Шадр, Девушка с веслом, 1935, ЦПКиО, выс.12 м.
Модель — Вера Волошина, род. в 1919 году в Кемерово. Отец — шахтер, мать — учительница. С начальных классов увлеклась спортом: гимнастикой и легкой атлетикой. В Москве поступила в Центральный, ордена Ленина, институт физкультуры. Параллельно с институтом записалась в московский аэроклуб, где освоила пилотирование самолетом И-153 «Чайка» и прыжки с парашютом. Также серьёзно занималась стрельбой, рисованием и поэзией. В октябре 41-го добровольцем ушла на фронт, участвовала в 7 диверсионно-разведывательных операциях в немецком тылу. В ходе восьмой, получив тяжёлое ранение, попала в плен и 29 ноября была казнена немцами в деревне Головково. В тот же день в деревне Петрищево, находящейся в 10 км, была повешена боец того же отряда Зоя Космодемьянская. (Источник)

Карфаген.


«… Когда третья Пуническая война фактически завершилась победой Рима и легион под началом Сципиона Африканского Младшего вошел в Карфаген, то в центральном храме — главном святилище карфагенян римляне увидели нечто, что их потрясло. Это были изображения центральных богов Карфагена. На алтаре стояли три статуи.

Центральная статуя: Великая Мать, богиня Баалтис, стоявшая на четвереньках, выпятив зад и кокетливо заглядывая через плечо.

Слева от нее стояла статуя Молоха, вместо фаллоса у него был меч, тестикулы у него отсутствовали.

Справа от нее стоял Ваал — бог денег и золота. У него не было фаллоса, а вместо тестикул висели мешочки с золотыми монетами, пересыпанными пеплом мужских гениталий.

После всего увиденного римляне твердо решили стереть Карфаген с лица земли.»


Е.В.Головин «Диана».

Картинка: Louise Bourgeois, «Mother», бронза, высота 9 метров, 1999 г.

Арсенале.


Для тех, у кого нет каталога и ненадежная память. Фотографии можно увеличить.

( Читать дальше )
2

Парк: крупные планы и бабушка для масштаба.


Этой весной перемен в Парке немного. У большинства фигур подновили лица, кое-где перекрашена одежда. Просто несколько крупных планов.



( Читать дальше )
6

Слабый пол.


Neo Rauch, Die Jaegerin (Охотница), 2011. Сова как атрибут мудрости или мрака сопровождала двух богинь: Афину — воительницу и девственницу, презирающую женщин, либо Никту — дочь Хаоса, персонификацию ночной тьмы, родившую Смерть, Сон, Насильственную смерть, Судьбу, Неотвратимость, Месть, Старость, Лживые сновидения, Насмешку, Обман. Охотницей называли Артемиду (одно из толкований имени — «убийца»).
Несколько новых работ Рауха — здесь.

Продолжение.


Фото: Роман Пономаренко, г. Ярославль. Всё оттуда же.

Алтарь.


Мастер Церкви Святого Консьюмера. Репортаж, так сказать, из мастерской художника.
2

Доктор Пи.


Илья Исупов, Великолепный Доктор Пи, 2012. Продолжение героического цикла.

Кидалт. Ещё один герой нашего времени.


Название — «Бессильные структуры, фигура номер какая-то там». Место — Лондон, Трафальгарская площадь. Год установки — 2012. Авторы — те же, что и здесь. Что уже не странно. Европу хоронят на наших глазах, и это всерьёз.

Европа (молодая).


Арно Брекер (да-да, тот самый), «Молодая Европа», 1980.

P.S.: "… Темные ночи на Востоке стали гораздо темнее, чем я когда-то мог себе представить.

( Читать дальше )
3

Жестокая правда.


Художника нельзя отвязывать от мольберта, выпускать в толпу: в «норме», среди людей — он ужасен. Биография Цветаевой омерзительна, дневник Тарковского — исповедь мизантропа, «деятели искусства» на миру — истерящие кликуши. Смирись с тем, что не такой, что урод — и плати СВОИ долги. Не лезь к людям — у них ДРУГАЯ жизнь.

Они и мы.


Конфуций: Жэнь(仁)— человеческое начало в человеке, которое является одновременно его долгом. Нельзя сказать, что представляет собой человек, не ответив одновременно на вопрос о том, в чём заключается его нравственное призвание. Говоря иначе, человек есть то, что он сам из себя делает. Следовать Жэнь значит руководствоваться сочувствием и любовью к людям. Это то, что отличает человека от животного, то есть то, что противостоит звериным качествам дикости, подлости и жестокости.

Сравнить: Все, чем я занимаюсь, — это прямое продолжение того, кем я являюсь.


Скульптура: Zhang Huan, Confucius, 2011.
3

Радость печатного слова.


«Не имея письменности и не нуждаясь в ней, они не понимали назначения книг и, наблюдая то уважение, что проявляет к печатному листу европеец, пытались на разный манер найти применение этим непонятным предметам, как то: кусали их, обмазывали калом священных обезьян, прикладывали к больным местам, но, не видя от этого пользы, потеряли к ним всякий интерес.» Хуан Мануэль Маркес, «Лимпопо и Амазонка».

Вверху: Guy Laramee.

Свобода.


Небрежная, легковесная, даже неудобная для отечественных либеральных тяжелодумов максима Бродского свобода нужна для того, чтобы посещать библиотеку мне таковой не кажется. Для меня это наиболее удачное определение свободы. Более того, думаю, она соответствует внутреннему пониманию личной свободы таких scholasticorum, как Тацит или Плиний Младший. Речь идёт не о гражданском идеале libertas, воспетом сенатской оппозицией. Я говорю о малой, эгоистичной свободе. Первая для всех, вторая только для себя. Первая хороша для панегириков, вторую чают в письмах к друзьям. Цена личной свободы не менее высока, чем цена гражданской свободы. А может и выше. Я прекрасно понимаю, что свобода Бродского и Плиния – это свобода паразита. Роскошь такой свободы может быть доступна только рабовладельцу. По формуле: два или три раба на афинянина. Эндрюс выразил это с предельной категоричностью: Вообще говоря, рабство лежало в основе греческой цивилизации в том смысле, что его отмена и замена свободным трудом, если бы кто-то попытался сделать это, стала бы потрясением для всего общества и лишила бы высшие классы Афин и Спарты их свободного времени. Бродский как раз жил по формуле Ксенофонта. Роскошь библиотеки Колумбийского университета была обеспечена двумя стариками в ленинградской коммуналке. Не понимать это, значит обманывать самого себя.
Закрыть