Гонзопанорама №13193.

«Им ясен этот гул шагов, лишь у Эриний шаг таков»


Сегодня и ежедневно. Нам всё ещё немного жаль тех, кто вляпался в дерьмо год назад, но им уже ничем не поможешь. Какими бы умниками они себе не казались.

Картинка известная, да уж больно хороша: Laurie Lipton, Кнопка, 2009. Можно ув.

Наш уголок кинорецензий. История кряклы, которая снимала, да не сняла хороший фильм, потому что гордая была.

"… он царь над всеми сынами гордости."


1. Английский (т.е. слегонца подпорченный протестантизмом) мудрец Гоббс в своей одноименной книжке написал: людишки злы и тупы, и чтоб народец друг дружке глотки не погрыз, часть прав каждого отнимается в пользу Государства, а кто против — секир башка. В общем-то, весь мир так и живёт.



( Читать дальше )
66

А что кыйивськи художныки? Снова пасут задних? Где многометровые батальные полотна? Где воплощённая в виртуозном мазке суровая правда войны?


И ведь есть, есть на кого равняться, вот прекрасный сюжет, картина маслом: лихие польские уланы рубят в капусту каких-то лузеров в железных касках. Дают немчуре прикурить!
Называется «Coś z Kampanii Wrześniowej z 1939 roku.» Obraz olejny. То есть «сентябрьская кампания 39 года», ну всё в точности так и было, для пущей достоверности можно увеличить.
Или вот ещё — пархатые большевистские казаки захватывают Варшаву:




( Читать дальше )
25

Нам некуда больше спешить©


Конечно, разворот НАШего, напечатанный размером с почтовую марку, это не три десятка страниц, выделенные когда-то журналу в английской книжке Moscow Style или (столько же) в толстенном каталоге «Velikolepno» Андрея Бартенева, но знающие люди сообщают, что присутствие в таком издании автоматически переводит в разряд классиков дизайна, что должно невероятно тешить гордыньку. Ну, наверное.

( Читать дальше )

Новый П.

Вулкан, Ленин и пузыри .


Одессит Евгений Петров — очень хороший художник. Во-первых, Евгений Петров умеет рисовать руками. Во-вторых, Евгений Петров умеет думать головой. То есть уже целых два редких качества. И в-третьих, даже в эпоху тотального диктата торгашей-галеристов («ты туфту не рисуй, ты рисуй шоб смешно или баба голая или шоб кровища, уже пять таких купили») ему до сих пор иногда удаётся реализовать оба эти качества одновременно. Такие случаи в искусстве для гомункулюсов нежелательны, их нужно отслеживать и пресекать.

( Читать дальше )

"Пора поумнеть".


… Данилевский, кстати, с некоторой иронией употребляет словосочетание «наш просвещённый девятнадцатый век».

Вы заметили, что людям, забравшимся, к примеру, в 2014-й год кажется, что они находятся на такой вершине цивилизации, до которой в XVII и даже XX веке ещё было брести и брести, не говоря про какую-то там античность.

На самом деле, человек, который, весь надувшись, говорит, "… в XXI веке живём, батенька, пора поумнеть" — через смешные полвека будет смотреться таким же чудаком, какими нам кажутся иной раз люди со страниц осыпающейся в руках прессы конца, скажем XIX века с их «прогрессом», конками, трамваями со звоночками и «наивысшей стадией развития человечества».

( Читать дальше )

А не пора ли вам пора?

Зомби-ферма.

«Поразительным примером такого взаимодействия публики и прессы было недавно охватившее весь мир возбуждение делом Дрейфуса. Явилось подозрение, что какой-то капитан французского штаба виновен в измене. Потому ли, что капитан был еврей, или по особенным внутренним несогласиям партий во французском обществе, событию этому, подобные которым повторяются беспрестанно, не обращая ничьего внимания и не могущим быть интересными не только всему миру, но даже французским военным, был придан прессой несколько выдающийся интерес. Публика обратила на него внимание. Органы прессы, соревнуя между собой, стали описывать, разбирать, обсуживать событие, публика стала еще больше интересоваться, пресса отвечала требованиям публики, и снежный ком стал расти, расти и вырос на наших глазах такой, что не было семьи, где бы не спорили об l’affaire. Так что карикатура Карандаша, изображавшая сперва мирную семью, решившую не говорить больше о Дрейфусе, и потом эту же семью в виде озлобленных фурий, дерущихся между собою, совершенно верно изображала отношение почти всего читающего мира к вопросу о Дрейфусе. И только после нескольких лет люди стали опоминаться от внушения и понимать, что они никак не могли знать, виновен или невиновен, и что у каждого есть тысячи дел, гораздо более близких и интересных, чем дело Дрейфуса.» Л.Н.Толстой.


Вверху: «И, главное, давайте не говорить о деле Дрейфуса!» Внизу: «Они о нём поговорили…»
Карикатура Каран д'Аша «Семейный ужин», 14 февраля 1898.

Долгожданная радость.


В Михайловском замке (филиал Русского музея) открылась выставка Сильвестра Сталлоне. Да-да, того самого. Причем, не просто выставка, а выставка живописи. Этот парень давно и у всех вызывает восхищение, ибо всегда падал, но вставал, сгибался, но разгибался. А теперь вот картины привез. Да какие виртуозные – их как хошь вешай, хуже не станет.

На вопрос о любимом художнике – после затяжной паузы, – назвал нашего Малевича. Спасибо. Хотя не встретишь сегодня на Земле человека, который не любит нашего Малевича. Сталлоне же, как и положено, прост, демократичен, считает свои таланты скромными по сравнению с великими живописцами. Конечно, у Малевича прямее было, у Сталлоне-то совсем криво.

Но увидеть живьем парня, который в одиночку избил всех советских (и многих американских) силачей – большая радость для глубокого ценителя изобразительного искусства. А то Пьер Сулаж размазанный гудрон в Эрмитаже выставлял. И что? Бригада узбеков сделает быстрее и качественнее. Давай после пятнадцати раундов посмотрим, кто чего стоит.

В общем, здорово. Неожиданно, эмоционально. Толпа у входа длинная, восторженная, с круглыми глазами.

А как со здравым смыслом?

( Читать дальше )

Зорянi вiйни, епiзод VII, Садок вишневий.


Василий Цаголов, Космическая одиссея, 2010.

Ответ.


Почему некоторые писатели (добавим «художники, фотографы, композиторы, режиссёры») сочиняют своим талантом всякую гадость? — спрашиваем мы.
«Мы этого не сочиняем», — отвечают они. «Это, — они говорят, — приходит к нам из космоса. А мы просто записываем.»

Ситуация примерно следующая:
Из космоса, от Бога, приходит одна и та же комбинация букв — «в»,«е»,«н»,«о»,«с»,«т»,«ч»,«ь». Писатели слушают и записывают: кто «Нос», кто «Честь», кто «Тон»…
А некоторые всегда составляют одно и то же слово.
Причем одну буковку все-таки угадывают, после чего считают возможным всю жизнь поднимать вверх указательный палец, ссылаясь на свой талант одной буквы. Из слова ЖОПА.<с>


Вспомнилось после просмотра выложенных новых фотографий "одного из лучших российских фотографов".

Картинка: Б.Кустодиев, Живописец вывесок (это как раз хороший пример), 1920 г.
1

Настоящее революционное искусство.



Посвящается труженикам самой честной, самой объективной и самой свободолюбивой профессии — фотодокументалистики.

Его борьба.

Оксимирон: Вам сформулировать разницу между песней и пирожком?
Макаревич: Сформулируйте.
Оксимирон: Есть материя, а есть информация. Если я возьму один пирожок, на подносе станет на один пирожок меньше. Если я скопирую файл, сколько файлов останется?
Макаревич: На одну пластинку будет меньше продано.
Оксимирон: О господи. Ну ладно, допустим, даже так. Но мы дошли до черты, после которой технологический прогресс опережает политику и законы.
Макаревич: Нет, общество толкают к пиратству. И вы в том числе.
Оксимирон: И какая у меня мотивация? Я музыкант, я этим сам зарабатываю.
Макаревич: Вот когда у тебя выйдет первый диск тиражом 100 тысяч экземпляров, я на тебя посмотрю.



«Кавагое рассказывал о том, что в конце семидесятых годов Макаревич решил заказать написание клавиров ко всем полутора сотням песен «Машины времени» и официально зарегистрировать их в обществе по охране авторских прав. Но дело было в том, что значительная часть музыки ему не принадлежала.»

Картинка: Владимир Любаров, «Последние известия».

В гостях у жирных.


Интерактив! Жмём на картинку.


P.S.: А вот что интересно — эти эксперты, что «оценивают в 100000 млн», их потом самих всё покупать заставят? Ну, когда этот мыльный пузырь лопнет, как уже лопнули остальные.

Мир искусства.


Вчера ещё одна награда нашла героя. Дедушку зовут «живописец Эльсуорт Келли». Очень похож на свои картины (см.ниже). Одно лицо.


А сегодня новости хорошие. За уродцев Л.Фрейда и де Хаана — отдельный низкий поклон тебе, добрая женщина! Гори-гори, Александрийская библиотека, давно пора.

Сфинкс (к 120-летию с д.р.).


Облака плывут, как лед холодны,
Птицы к югу летят в милый отческий край.
Если мы не дойдем до великой стены,
Значит, мы недостаточно любим Китай.

И по пальцам считаем мы тысячи ли,
Дует северный ветер в полотна знамен,
И несем мы веревки, шагая в пыли,
Чтобы ими был связан зеленый дракон.

Мао Цзедун

перевод И.С.Голубева

( Читать дальше )

Отец общества потребления.

В октябре 1914 года германские войска взяли Антверпен. В честь победы в немецких костёлах звонили колокола. Газета «Кölnische Zeitung» посвятила событию одну фразу.
Вскоре после этого французский ежедневник «Le Matin» написал: «Согласно „Кёльнише Цайтунг“, антверпенское духовенство после взятия города было вынуждено звонить в колокола.»
На следующий день в «London Times» можно было прочесть: «По сообщениям „Ле Матин“ из Кёльна, бельгийские священники, после взятия Антверпена отказавшиеся звонить в колокола, были изгнаны со своих постов».
«Corriere de la Serra» добавила: «По сведениям „Таймс“, полученным через Париж из Кёльна, бельгийские священники, отказавшиеся звонить в колокола после падения Антверпена, были отправлены на принудительные работы».
После чего «Le Matin» вернулся к теме и закрыл её словами: «Информация „Коррьере де ла Серра“, полученнaя через Лондон, подтверждает, что когда бельгийские священники героически отказались звонить в колокола, захватившие Антверпен варвары повесили их головами вниз вместо колокольных языков».

Разумеется, после окончания войны умные люди не могли не задаться вопросом: а нельзя ли использовать ту же самую технику для решения проблем мирного времени? (Эдвард Бернейс,«Прoпаганда», 1928 год.)


Ключевая идея Бернейса заключалась в том, что люди должны удовлетворять не свои потребности, а свои желания. Дальше — здесь.

Закрыть