Эллинизм.

«Роль художника сродни роли царя — приобщить своих подданных к подлинному бытию.» <c>


Алексей Морозов, 2007-11.

( Читать дальше )

Долгожданная радость.


В Михайловском замке (филиал Русского музея) открылась выставка Сильвестра Сталлоне. Да-да, того самого. Причем, не просто выставка, а выставка живописи. Этот парень давно и у всех вызывает восхищение, ибо всегда падал, но вставал, сгибался, но разгибался. А теперь вот картины привез. Да какие виртуозные – их как хошь вешай, хуже не станет.

На вопрос о любимом художнике – после затяжной паузы, – назвал нашего Малевича. Спасибо. Хотя не встретишь сегодня на Земле человека, который не любит нашего Малевича. Сталлоне же, как и положено, прост, демократичен, считает свои таланты скромными по сравнению с великими живописцами. Конечно, у Малевича прямее было, у Сталлоне-то совсем криво.

Но увидеть живьем парня, который в одиночку избил всех советских (и многих американских) силачей – большая радость для глубокого ценителя изобразительного искусства. А то Пьер Сулаж размазанный гудрон в Эрмитаже выставлял. И что? Бригада узбеков сделает быстрее и качественнее. Давай после пятнадцати раундов посмотрим, кто чего стоит.

В общем, здорово. Неожиданно, эмоционально. Толпа у входа длинная, восторженная, с круглыми глазами.

А как со здравым смыслом?

( Читать дальше )

Гонзопанорама №12935.

Какая ты дура, мой ангел!
(А.С.Пушкин — Н.Н.Пушкиной, из Петербурга в Ярополец, 12 мая 1834 г.)




Картинка: Raphael Perez.

Гульба-пальба. Разговение.


В Симферополе сторонники политической мусульманской партии «Хизб-ут-Тахрир» отпраздновали Ураза-байрам – праздник разговения, которому предшествовал пост в месяц Рамадан.

( Читать дальше )

Минотавр.


(к предыдущему) Джордж Фредерик Уоттс, Минотавр, 1885. Картина создавалась как призыв к борьбе с широко распространённой в Лондоне детской проституцией (вследствии чего была принята поправка о повышении брачного возраста с тринадцати до шестнадцати лет). «Если дочери народа обречены быть поданы как лакомые кусочки для удовлетворения страстей богатых, пусть они хотя бы достигнут возраста, когда смогут понять природу жертвы, которую их просят принести (WT Stead, Pall Mall Gazette, июль 1885)

( Читать дальше )

Научная истина и её критерии.

<отсюда> Напомню, в школе нас учили, что человек происходил из обезьяны по следующей прямой: австралопитек – питекантроп – неандерталец – «выпавшее звено» — кроманьонец. Все строго по Дарвину и по коммунистической теории прогресса.

Потом, после краха коммунизма, все мы с удивлением узнали, что никакие это не предки а самостоятельные ветви, и бал в современной западной науке правят мультирегионалисты, что современный человек возник в многочисленных изолированных очагах эволюции, разбросанных по всему миру. Все это несколько попахивало расизмом и бременем белого человека.

Затем, в 1988 году, некая Ребекка Канн из Американского Института Антропологии (Чикаго), опубликовала в «Newsweek» от 11 января 1988 г. сенсационную теорию митохондриальной Евы согласно которой вся современная человеческая семья произошли от одной-единственной генетической линии, сложившейся за последние 200 тысяч лет в Африке (при этом особая роль, помнится отводилась территории современного Израиля, где человек приобретал окончательно человеческий вид).
Была огромная литература, таблицы, ученые и прочая, прочая… Очень хорошо все это ложилось на бушевавшую тогда политкорректность и начинавшийся глобализм.

Сегодня: На Земле существует четыре вида человека – африканский, средиземноморский, русскоравнинный, азиатский. Между любой парой видов расстояние по времени составляет от 350 тысяч лет до 1 миллиона лет. Эти факты чрезвычайно важны не только для знания истории развития человечества, но и в медицинских целях, поскольку скрещивание разных видов живых существ ведёт к патологиям или к вырождению. Есть правило Холдейна. Оно устанавливает: чем больше генетическое расстояние между людьми, тем меньше вероятность получения от них плодовитого и здорового потомства. Второе правило – это вычищение гибридов. Именно по причине того, что в природе эти два правила работают безостановочно, на Земле нет метисных особей. Для человека это значит следующее: все межрасовые браки приведут к вымиранию метисного рода..


Max Klinger, Der pinkelnde Tod, 1880.

Отец общества потребления.

В октябре 1914 года германские войска взяли Антверпен. В честь победы в немецких костёлах звонили колокола. Газета «Кölnische Zeitung» посвятила событию одну фразу.
Вскоре после этого французский ежедневник «Le Matin» написал: «Согласно „Кёльнише Цайтунг“, антверпенское духовенство после взятия города было вынуждено звонить в колокола.»
На следующий день в «London Times» можно было прочесть: «По сообщениям „Ле Матин“ из Кёльна, бельгийские священники, после взятия Антверпена отказавшиеся звонить в колокола, были изгнаны со своих постов».
«Corriere de la Serra» добавила: «По сведениям „Таймс“, полученным через Париж из Кёльна, бельгийские священники, отказавшиеся звонить в колокола после падения Антверпена, были отправлены на принудительные работы».
После чего «Le Matin» вернулся к теме и закрыл её словами: «Информация „Коррьере де ла Серра“, полученнaя через Лондон, подтверждает, что когда бельгийские священники героически отказались звонить в колокола, захватившие Антверпен варвары повесили их головами вниз вместо колокольных языков».

Разумеется, после окончания войны умные люди не могли не задаться вопросом: а нельзя ли использовать ту же самую технику для решения проблем мирного времени? (Эдвард Бернейс,«Прoпаганда», 1928 год.)


Ключевая идея Бернейса заключалась в том, что люди должны удовлетворять не свои потребности, а свои желания. Дальше — здесь.

А воздух море подметал как будто море есть металл.


«Рынок — такое же изобретение как всё остальное и он вытеснил не что-нибудь, а средневековую способность переживать трансцендентальное. В горестях грядущего коллапса она вернется и будет утешением и даже счастьем — ныне, конечно же, непонятным.» ©



Фёдоров — Введенский. Картинка вверху: Anna Halldin-Maule, Label Whore, х/м, 2011.

100%-но современное искусство.


Выставка Владислава Шерешевского «Встреча с прекрасным» в киевском Музее современного искусства. Вверху: «Сплав опыта и молодости», ниже: «Капитал», «Наставник», «Салон красоты (Спецобслуживание)», «Торчин». Всего 320 полотен.



( Читать дальше )

Нам и не снилось.

«Статья 4. В каждом муниципалитете всех умерших граждан, какую бы религию они ни исповедовали, будут доставлять в отведенное для общего погребения место покрытыми погребальным покровом с изображением Сна в сопровождении общественного должностного лица; их будут сопровождать друзья, облаченные в траурные одежды, и группа собратьев.
Статья 5. Общее место, где будет покоиться их прах, будет расположено вдали от жилья; там будут посажены деревья, под сенью которых будет воздвигнута статуя, изображающая Сон. Все другие символы будут уничтожены.
Статья 6. Над входом на кладбище, освященное религиозным почитанием праха умерших, будет надпись: Смерть — это вечный сон». (Постановление от 9 октября 1793 г.)


Картинка: Карл Брюллов, Сон бабушки и внучки, 1829. Можно увеличить.

Гонзопанорама №2490.


Есть в Стране Абсолютного Добра такое выражение «пасти котов». Значение, наверное, объяснять не надо. Это и о нас с вами, и о других — обо всех, кому кажется, что они ходят сами по себе. Очень хороший художник Barry Blitt.

Гонзопанорама №2487.


Бродишь по иллюстраторским US-сайтам, а посещает странное чувство,


будто листаешь совпрессу 60-70-х.

( Читать дальше )

Про экологию.

Оказывается, скоты-англичане жрут белок, любимых с детства славных пушистых зверьков рубят на фарш, на традиционные пироги, а мировая общественность ни разу не вякнула (корейцев вон как за собак травили). Это так, к слову.



Хорошо сделано, с выдумкой. И композитор молодец. Всегда интересно: на что вдохновляют такие фильмы? Кто-то, наверное, мусор неделю не выносил. Другой щурится на этикетки, ищет микронадписи «не тестировано на животных» (а на ком тогда — на бомжах? на покупателях?). Третий ещё чего-нибудь. Скорее, конечно, никто и ничего (это называется «фильм заставил задуматься»).

( Читать дальше )

Going to the Market.

«Какой смысл воевать с властью у себя в стране, если власть у себя в стране очень мало на что влияет в структуре сложившегося мира вещей. Мы час в сутки видим агитпроп Кремля по телевизору. А оставшиеся 23 часа в сутки мы видим агитпроп всего остального через товары, услуги, рекламу и вот этот мировой глобальный контент» (лень искать, откуда)


Свежий COLORS.

"Москва-2017".


И о культуре. «Если не можешь победить — возглавь». Как похоронить в кино серьёзную тему? Заказать клюквенный сценарий, пригласить на главные роли карлика-мажора модельной внешности и неудачную франко-американо-польско-еврейскую реинкарнацию Нонны Мордюковой, напичкать действие дешёво-пафосной мистикой и идиотическими прозрениями («маркетинг придумал Ленин и научил ему американцев») — и запустить в широкий прокат. Пипл убъёт ещё полтора часа своей жизни, жуя попкорн и уйдёт из зала с пустой, как и у героя-маркетолога (раскроили бейсбольной битой, но ничего внутри не нашли) головой, чего-нибудь купить и успокоиться. Так что смотреть это, ради пары удачных моментов, стоит овладев тонким искусством вымывать из глыб голливудского говна крупицы смысла и морали. А лучше вспомнить малобюджетный 1988 года «They Live», где всё предельно голо и честно показано


то-то его всё рвуться переснять.

О "прекрасном".


«Я сейчас страшные вещи говорю, за которые любой эстетик, будь он хоть литературный критик с полутора извилинами, хоть университетский профессор с тремя, погонит меня прочь из профессии. Искусство с жизнью путать нельзя! Это как закон сохранения энергии в физике. Но оберегается сей закон почему-то лишь с одной стороны. Жизнь вовсе не против того, чтобы искусство в нее вторгалось. И в подражании искусству ничего зазорного для себя не видит… Просто кто слабее, тот и агрессивнее. Думаете, Моська лаяла на слона с теми сложными мотивами, которые в шутку приписал ей Крылов? Нет, конечно. От страха. У не очень хорошо написанного произведения про то, как честно жить и много трудиться, в триста миллионов раз меньше шансов быть изданным и получить премию, чем у хорошо написанного про то, как трахать малолеток и дырявить бошки. Это нормально для литературы. А если так, значит, литературы не нужно. Ее плачевное состояние объясняется НЕ тем, что теперь есть интернет и видеоигры, НЕ тем, что появилось в жизни помимо литературы, а всего-навсего тем, чего не стало в ней, что из нее ушло.»

Катинка: Игорь Гусев, «Невольные каменщики», 2012.

Как это делается.



«Насколько точен выбор объектов для глумления, мне объяснили специалисты. Читал я лекцию в Бразилии перед обществом психологов. Тему они задали такую: «Технология разрушения образов в хо­­де перестройки». Я рассказывал факты, приводил вы­держ­ки из га­зет. А смысл слушатели понимали лучше меня. Особенно их заин­те­ресовала кампания по дискредитации Зои Космодемьянской. Мне задали удивительно точные вопросы о том, кто была Зоя, ка­кая у ней была семья, как она выглядела, в чем была суть ее по­д­вига. А потом объяснили, почему именно ее образ надо было ис­поганить — ведь имелось множество других героинь. А дело в том, что она была мученицей, не имевшей в момент смерти утеше­ния от воин­ско­го успеха (как, скажем, Лиза Чайкина). И народное сознание, не­за­висимо от официальной пропа­ган­ды, именно ее выбрало и вклю­чи­ло в пантеон святых мучеников.»

Похищение Европы. Эпилог.


«Диктатура денег продвигается вперед и приближается к своей естественной высшей точке, как в фаустовской, так и во всякой другой цивилизации. И здесь происходит нечто такое, что может постигнуть лишь тот, кто проник в сущность денег. Если бы они были чем-то осязаемым, их существование было бы вечным; но поскольку они являются формой мышления, они угасают, стоит им продумать экономический мир до конца, причем угасают вследствие отсутствия материи. … Машине с ее человеческой свитой, настоящей госпоже столетия, угрожает опасность пасть жертвой еще более мощной силы. Однако тем самым деньги подходят к концу своих успехов и начинается последняя схватка, в которой цивилизация принимает свою завершающую форму: схватка между деньгами и кровью.» (Освальд Шпенглер, «Закат Европы», т.2, 1918)

Картинка: Владимир Фоканов «Девушка, несущая быка», 2009.
Закрыть