Приехал.



А теперь о том, что же такое, на мой взгляд, поэма и почему я никак не могу согласиться с теми, кто считает ее Библией шестидесятых и «последней вспышкой русского национального сознания».

Во Владимире случился у него роман с секретарем комсомольской организации по имени Юлия. Юлия была прогрессивная девушка — ездила на мотоцикле, занималась стрельбой и жутко ревновала Ерофеева ко всем его многочисленным поклонницам. Существует легенда, что она даже хотела его застрелить. Так вот, в определенный момент Веня ушел от Валентины и вернулся к Юлии, которая жила в Москве и имела собственную квартиру. Это понятный, в общем-то, шаг. Рассеянный и непрактичный Веничка просто нуждался в ком-то, кто бы за ним следил, кто был бы ему чем-то вроде матери. Валентина такой женщиной не была, она мало чем отличалась от самого Вени. А вот Юлия стала для него именно таким человеком. Кроме того, по всей видимости он любил ее той любовью, что бывает только один раз. При встречах с друзьями Веня с гордостью рассказывал, что у него теперь есть даже холодильник. Юлия воспитывала его по «методу Макаренко» — давала деньги и посылала в магазин. Ну как он мог их истратить на выпивку? Но «не вынесла душа поэта». Юлия занималась биологией, и Веня нашел у нее сосуд с чем-то по запаху сильно напоминавшим спирт. Так случилось, что это оказался вовсе не тот спирт, Веня страшно отравился и после этого Юлия поставила ультиматум — «или я или пить». Веня ушел от нее (можно только предполагать, сколь тяжелым был для него этот шаг) и после этого никто уже не смог остановить его пьянства, до самой болезни. Даже новая жена Галина, которая появилась у него году в 76, уже после написания поэмы, и тоже стала ему чем-то вроде матери — не смогла. Зачем я здесь все это рассказал и какое отношение имеет Юлия к «М.-П.»? Самое прямое — буква «Ю». Буква «Ю» — это именно то, что могло спасти Ерофеева и не спасло. И то, что первой буквой младенца стала именно буква «Ю» ясно, на мой взгляд, показывает, что в это время было наиболее дорого Вене. Сын и любимая женщина — Юлия, такая другая и далекая, которая была потеряна раз и навсегда, у которой увела его более сильная — кориандровая.

«Я не знал, что есть на свете такая боль, и скрючился от муки. Густая красная буква „Ю“ распласталась у меня в глазах, задрожала, и с тех пор я не приходил в сознание, и никогда не приду».

Так кончается поэма. И так кончается жизнь Венички, ведь все, что было потом — лишь попытки вернуться к сознанию, яркие, но редкие и ни в какое сравнение не идущие с той вспышкой, подобной последнему кричащему письму к любимой женщине с объяснениями, сбивчивыми и бесполезными. С оправданиями.

Я думаю, что «Москва — Петушки» и были таким письмом.






Иллюстрации к поэме «Москва-Петушки» Василия Голубева.
9

Америка.


Меняется страна Америка.
Придут в ней скоро Негры к власти.
Свободу, что стоит у берега,
под негритянку перекрасят.

( Читать дальше )

Костёр.


Студией «Бу-Бу Паблишерз», известной среди любителей советского ретро сайтами первой Детской Энциклопедии и журнала «Советское Фото», запущена третья часть проекта «Родина»: сайт журнала «Костер», на котором представлен архив номеров за 12 лет – с 1980 по 1991. Подробнее.

"Если бы люди остались жить в Раю, они бы сгнили".


Das Schlaraffenland, «Страна изобилия», открытки 20-х, уж очень хотелось немножко покушать жителям несчастной Веймарской республики. А чего хочет накормленный обыватель, мы знаем по 80-м (и не только).
Цитата в заголовке — отсюда.

( Читать дальше )

Конец первого сезона.


Без предупреждения отключенный и заблокированный в апреле сайт ТД (уцелевшая его часть) находится здесь. Пока без обновлений, восстановить бы архив.

Смерть писателя.


«… Кровь заливает пол. Кольцо серовато-розового цвета вылезает из раны. Зловонный запах наполняет комнату.
Мисима делает знак кивком головы. Капитан Морита наносит рубящий удар мечом, сжимая его настолько крепко, насколько хватает сил. Но его поза и внезапный позыв к рвоте становятся причиной того, что клинок летит мимо цели и, скользнув по плечам Мисимы, вонзается тому в спину – вместо шеи. Мисиму откидывает вперед. Тогда Морита наносит еще один удар

( Читать дальше )
2

"Комплекс вины".


«Немцы не чувствуют вины в отношении русских. Они рассуждают так: да, это страшно, что произошла Вторая мировая война. Но русские же победили и получили хорошие трофеи

( Читать дальше )
2

Предварительный просмотр.


Иллюстрация из журнала Collier's от 27 октября 1951 года, посвящённого сценарию Третьей Мировой войны и американской оккупации СССР в 1952-1960 гг. Кому интересно — может и почитать.
1

Села муха на варенье.


На протяжении года (с мая 2011) сайт ТД ежедневно пополнялся лучшими примерами работ дизайнеров, арт-директоров, иллюстраторов. К сожалению, возможности поддерживать такой ритм больше нет. Если найдутся энтузиасты, желающие продолжить начатое — отдадим сайт в хорошие руки. Если есть возможность предоставить надёжный бесплатный хостинг (на сайте накоплено более 1Гб информации) и не дать пропасть собранному — будем и за это крайне признательны. Писать можно и сюда: nashizdat@mail.ru

( Читать дальше )

Деконструкция поп-арта.


Никто, конечно, никогда и не думал, что Рой Лихтенштейн хоть раз нарисовал что-то своё, но вот некий David Barsalow взялся раскапывать первоисточники и, честно говоря, глядя на это, начинаешь совсем иначе относиться к старым и ещё человечным комиксам, живым, по-настоящему драматичным, свободным от сарказма и мизантропии обдолбанных шестидесятников, несущих в себе холодную пустоту, зато талантливо торговавших всем, что под руку подвернётся.


3

Codex Seraphinianus.


Удивительная книга Луиджи Серафини — на ТД. В новом формате, удобном для перелистывания. Об авторе мы писали здесь.
5
Закрыть