Хорошее имя, приживётся.

Земля стала маленькой, и по ней прыгает последний человек, делающий все маленьким. Его род неистребим, как земляная блоха; последний человек живет дольше всех.
«Счастье найдено нами», — говорят последние люди, и моргают.
«Прежде весь мир был сумасшедший», — говорят самые умные из них, и моргают.
Все умны и знают все, что было; так что можно смеяться без конца.
У них есть свое удовольствьице для дня и свое удовольствьице для ночи; но здоровье — выше всего.



Homo homini homunculus. Homunculus homunculo Deus etc. Ряд этих вариаций мы должны будем испить как чашу удовольствий до дна, пока этот сегодняшний гуманизм сам дойдет ad absurdum и ad Acheronta. Не будем преклоняться перед этим бессердечным Богом глобального обмана.
Маленький человек, parvus Homo, становится еще меньше; он становится homunculos; большой человек, magnus Homo, становится еще больше, превращается в Deus. Homo Homini Homo — это нулевая точка чистого безразличия. Здесь отношение практически не может длиться ни секунды. Оно сразу опять разделяется, обретая напряжение, на полярные противоположности, на позитивно и негативно заряженные электроны. Одно усиливается, другое понижается. Magnus Homo «достигает божества», становится изготовителем. Parvus homo становится «более животным, чем животное», становится изделием. Lupus — это действительно еще очень гуманная категория, он все еще является тварью по сравнению с изделиями brave new world! Даже вервольф.<c>

Тараканы, сексисты, гомофобы.


Хорошо знакомый нашим читателям высокооплачиваемый иллюстратор Cris Ware на свежей обложке ЗНЙ поёт гимн новым семейным ценностям (Родитель №1 в голубом халате, Родитель №2 — в розовом, не путать!). Ну что ж, как писал Дугин, совет да любовь «не все бегают по лесам с собаками и ловят партизан – некоторые еще и агитационные плакаты рисуют». Однако честный, хоть и американский, художник даёт скрытую подсказку: при увеличении картинки то тут, то там на полу видим то ли шарики борной кислоты, то ли знаменитый белый порошок, то ли просто неизбежный при пяти бабах в доме мусор. Имевшие несчастье хоть однажды наблюдать жуткий бытовой srach, в котором живёт 99% «не-таких» девушек, лишние вопросы задавать конечно не станут.

АБВГД


Приходят вопросы: будет ли восстановлен разрушенный год назад, но недобитый сайт ТД? Не знаю, это вопрос к возможному спонсору. Может ли появиться такой спонсор? Всякое бывает. Интересно ли продолжать наполнять ТД бесплатно? Нет, не интересно. Спасибо.



( Читать дальше )

И о политкорректности.


Шесть не пропущенных в печать обложек «Нью-Йоркера». Barry Blitt и другие.

( Читать дальше )

Хроники мутных времён.


На ископаемом сайте очищены от пыли ещё несколько старых «НАШих»: номер, сделанный непонятно из чего за две недели, почти белорусский номер и ещё один, о котором трудно что-то сказать, кроме того, что уже сказано. В придачу — не такое старое, но тоже достаточно пыльное и наивное интервью.


Валя Котик, Политическая карта мира, 2004.

Вива дуче.


В самом начале нулевых мы с Кадниковым случайно забрели на день рождения заслуженного киевского скульптора (фамилию я забыл, а выяснять не очень хочется). Встретили нас хорошо, пустили за стол, налили коньяку. Стол стоял почему-то прямо на улице, у стены высотного жилого дома.

( Читать дальше )
1
Закрыть