О том и об этом.


«Главный закон искусства в том, что никакое А не может быть изображено при помощи самого же А. А можно изобразить через Б, можно выразить его при помощи В, можно состряпать его из комбинации Г, Д и Е — но само А для изображения себя употреблено быть не может. Поясню на примере. Допустим, у вас в спектакле фигурирует убийца. Вы можете изобразить его как угодно, но только не пригласив настоящего убийцу на эту роль. Чтобы изобразить на сцене футбол, можно выдумать тысячу разных вещей, но нельзя провести настоящий футбольный матч. В сцене „вытянул дед репку“ употреблять на роль репки настоящую репку рекомендуется меньше всего; зритель будет чувствовать, что он обманут — и законно. А вот если репка будет хотя бы из крашеного картона, или в роли репки выступит ржавая авиабомба или (это лучше всего) красивая девушка — это будет уже настоящее искусство, а не обман.
Вроде очень простые соображения, но как трудно сделать из них даже самые очевидные выводы! Кто, например, легко согласится с тем, что в пейзажах изображена не природа? Кто помнит ежесекундно, что если на картине присутствует сковорода — то картина уж точно не про сковороду? Что если в картине есть голое тело — значит, она не про наготу? Что если в ней есть поцелуй — то она не про эротику? О люди, люди!.. Ну ладно ещё зрители, зрителям простительно; зрители и не должны помнить об этом. Но художники?...»


Василий Поленов, Московский Дворик, 1878.

«- Странная ты какая-то.
— Я деньги потеряла.
— А чего улыбаешься?
— Понимаешь, я их нашла потом…
— Так нашла или потеряла?
— Я сама не знаю. Их женщина подобрала с ребёнком, неполноценным. В коляске такой…
— Ну и что?
— Я подошла, а она ко мне, — вот, говорит, чудо-то Богородица послала нам! Дурочка. Гляжу, а бумажки-то мои — триста рублей пополам сложенные. Господи… не смогла я у неё забрать…
— Да может, не твои бумажки?
— Мои, мои…
— А чего плачешь-то?
— Не знаю!
— Ну ты даёшь, мать».



Нижняя картинка: Mona Caron. В самом верху: Jules Blin, «Art, Misery, Desperation & Madness», 1880.
1

Саломея -

вот кто наверняка для балерин идеал. Всего одним танцем царя Галилеи и Переи превратила в безвольного слизняка, надо же. И покойная явно стремилась к сходству с ней… с тем, как её художники рисуют. А то, что теперь всплыло кто каких глупостей при жизни наговорил — ничего, с людьми искусства часто так, мозги слабый пункт, ну и смотреть стоит не туда, а ниже, на более приятные взгляду места.

Квартира Рудольфа Нуриева в Париже. Бессмысленно, но красиво.


( Читать дальше )

"Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря."© Бродский, что ли.


Всплыла старая картинка. Вероятности «выживания» фигур и пешек в шахматной партии, посчитанные по базе из 2.2 миллионов турнирных партий.

И ещё

(к предыдущему)


«…но больше всего меня во всей этой истории смущает способность людей держать нос по ветру, когда я об этом думаю, меня так всего и передергивает… если бы, к примеру, чаша весов склонилась в сторону Гитлера, ну хотя бы самую малость, вы бы сейчас сами увидели, как все превратились бы в его сторонников… начали бы соревноваться, кто повесил больше евреев, кто самый преданный нацист… кто первым выпустит кишки Черчиллю, вырвет из груди сердце Рузвельта, поклянется в любви Герингу… стоит ситуации резко измениться в ту или другую сторону, как все сразу же, отталкивая друг друга, кидаются лизать зад победителям…»
Цитата с предпоследней страницы романа «Ригодон», работу над которым Луи-Фердинанд Селин (его по сей день шибко не любят многие во Франции) завершил в день своей смерти. Cтранная картинка: «Штурм Москвы Наполеоном», гравюра из книги «Краткая история зарубежных стран» (в шести томах, Япония, 1905 г.).

ничего если они испачканы или в крови


«Буржуа повторяет: «Революции ни к чему не приводят, всем становится только хуже». Это потому, что буржуа чувствует, что ему точно станет хуже.»
Лет 10 назад (или чуть больше) в бумажном антиглобалистском «НАШем» мы печатали этот текст левого публициста и писателя Алексея Цветкова. Какие удивительные превращения случились с тем наивным миром.
Выяснилось, что у сегодняшнего буржуа инстинкт самосохранения купирован настолько, что включается уже за краем пропасти, когда спасать вокруг нечего и поздно.
Выяснилось, что сегодняшние левые готовы наперегонки с фашнёй расхренячить планету, подмахивая проворовавшимся пузатым упырям со старых советских карикатур.
Выяснилось, что за любым лозунгом о Справедливости и Всём Хорошем™ маячит одно и то же лицо, тем кто видел как работают на базаре напёрсточники оно хорошо знакомо.
И совсем уже нет сомнений, чьи рога торчат из всего этого:


Прозрение это поезд который всегда приходит с опозданием. Лохмотья старых иллюзий перемешались с разорванными внутренностями попавших под обстрел прохожих и гнилыми объедками сытых нулевых, превративших нас в добровольно бегущих на бойню скотов. Каждое поколение умеет учиться только на своих ошибках, и История терпеливо тычет всё новых и новых идиотов носом в скучную правду: Справедливость безжалостна, слепа и ненасытна, но есть шанс уцелеть обратившись к Любви. Пока есть, да.
А вот, кстати, кино. Хорошее, посмотрите. Когда смотришь на себя со стороны — не так страшно и даже местами смешно.

Дисмас.


Ну вот он и помер.
Что-то крикнул и помер.
Вроде, батю звал.
Нехило его менты обработали.
Вон, в сторонку отошли, базарят.
Ждут.
Понятно чего.
Меня.
«Положено».
Работа такая, ага.
Знаю я их работу.
Мать — это его мама, так он сказал, успели побазарить, да, — а что ещё тут делать? Тут времени полно — мама с его тёлкой уже и не плачут.
А тёлка ничё так, симпатичная.
Рыжая.
Пацаны какие-то рядом.
Из его бригады, что ли?
Ну какой из него бригадир?
Говорил, типа плотник, как батя.
В храме местном шабашили, да что-то не срослось у них с местными, те тут же в ментовку сдали, типа прокурор у них там из столицы, всё схвачено.
Ещё, типа, говорил — рыбалку любит.
Мне тоже батя всё обещал на рыбалку свозить.
Дообещался, ага.
Везучий он, всё-таки, — друганы пришли, баба, мать.
Мама — это главное.
Мама это всегда главное.
Отца не видно, а ведь он звал.
А ты тут виси, помирай.
Ладно, потерплю.
Он сказал, типа недолго осталось.
Чётко так сказал.
Ладно…
Поживём-увидим.
(Дмитрий Конаныхин.)


Вверху: Джованни Доменико Тьеполо, Плач у подножия Креста, фрагмент. Внизу: James Del Grosso, 100 Watts, 2012.

Прощёное воскресенье (генератор случайных фраз).

58

Плывут по реке пароходы: „Максим Горький“, „Александр Фадеев“, „Михаил Шолохов“… Летят в небе облака: бабушка Таня, дедушка Коля и маленькое облако бабушка Зина.

Eщё один текст про искусство — тоже уворованный с того самого сайта, где за почитать берут деньги.


"… Возвращаясь ненадолго к Константину Сутягину (чтобы не забыть, про что пишу), отметим, что детскость — главная характеристика его творчества. Смотришь на картинки — ну, мазня. Вроде как ребёнок нарисовал

( Читать дальше )
72

Гоголь I.


Тот раз c рук сошло — и они, ручки, натурально, тянутся повторить. Ещё один стыренный добрыми людьми с дважды нехорошего (потому что платный) сайта текст. Короче, статью Льва Пирогова про Гоголя бесплатно прочесть можно теперь ЗДЕСЬ.

Картинка: Paul de Vos, Greed And Avarice (типа собака на сене), 1600какой-то год.

"Ангел и находясь в Аду не видит Ада, Дьявол и находясь в Раю не видит Рая." (Майстер Экхарт)


Ее зовут Пегги Поршень, она Королева Сов.
Ее зовут Пегги Поршень, она Королева Сов.
Когда мертвые души стучатся ей в двери,
Она сажает их под засов.

Сердобольные старцы вьют силки вокруг ее ног.
Саблезубые старцы рвут силки вокруг ее ног.
Она стоит на холме меж цветущих яблонь,
И выше ее один Господь Бог.


( Читать дальше )
61
Закрыть