Altpapier.


Архивы немецких сатирических журналов конца XIX — начала XX в. На самом деле не только немецких и не только сатирических, ну поклацаете и разберётесь, не маленькие. И заодно про эту старенькую запись напомним. Без особой, правда, радости (сбылось).


Троцкого узнали? Молодцы.
6

Лошадка.

Весь в гвоздях забор — ощетинился.
А хозяин-вор оскотинился...

Н.Некрасов


Происходящее в головах на обозримых пространствах бывш.СССР
можно точно и кратко описать старым-добрым:
«народ тёмен».
И поставить точку.
Ничего нового.



Картинки: С.В.Иванов, «Беглый», 1886 г., Борис Шаляпин, «Русский купец», 1927 г. Прицепом к предыдущей записи.
4

Дурь.

"Богучарово было всегда, до поселения в нем князя Андрея, заглазное именье, и мужики богучаровские имели совсем другой характер от лысогорских. Они отличались от них и говором, и одеждой, и нравами. Они назывались степными. Старый князь хвалил их за их сносливость в работе, когда они приезжали подсоблять уборке в Лысых Горах или копать пруды и канавы, но не любил их за их дикость.Последнее пребывание в Богучарове князя Андрея, с его нововведениями — больницами, школами и облегчением оброка, — не смягчило их нравов, а, напротив, усилило в них те черты характера, которые старый князь называл дикостью. Между ними всегда ходили какие-нибудь неясные толки, то о перечислении их всех в казаки, то о новой вере, в которую их обратят, то о царских листах каких-то, то о присяге Павлу Петровичу в 1797 году (про которую говорили, что тогда еще воля выходила, да господа отняли), то об имеющем через семь лет воцариться Петре Феодоровиче, при котором все будет вольно и так будет просто, что ничего не будет. Слухи о войне в Бонапарте и его нашествии соединились для них с такими же неясными представлениями об антихристе, конце света и чистой воле.В окрестности Богучарова были всё большие села, казенные и оброчные помещичьи. Живущих в этой местности помещиков было очень мало; очень мало было также дворовых и грамотных, и в жизни крестьян этой местности были заметнее и сильнее, чем в других, те таинственные струи народной русской жизни, причины и значение которых бывают необъяснимы для современников. Одно из таких явлений было проявившееся лет двадцать тому назад движение между крестьянами этой местности к переселению на какие-то теплые реки. Сотни крестьян, в том числе и богучаровские, стали вдруг распродавать свой скот и уезжать с семействами куда-то на юго-восток. Как птицы летят куда-то за моря, стремились эти люди с женами и детьми туда, на юго-восток, где никто из них не был. Они поднимались караванами, поодиночке выкупались, бежали, и ехали, и шли туда, на теплые реки. Многие были наказаны, сосланы в Сибирь, многие с холода и голода умерли по дороге, многие вернулись сами, и движение затихло само собой так же, как оно и началось без очевидной причины."
1

Sunset (гонзопанорама № 13331).


Сегодня принято издеваться над Х, которым промыли мозги. Но мозги уже набекрень серьёзно промыты практически у всех (инфопотоком, который каждый себе добровольно впустил в голову). И особенно у уверенных «ну я-то это всё сам...»
И самое смешное — когда всё закончится, СМИ по команде снова сдвинут рычажок и никто этот всеобщий психоз даже не вспомнит (да и не до того станет). А вот историкам будет потеха, нас почитать.



Верхняя картинка: Christoph Niemann, Sunset.
6

За искусство и жизнь.

Там все про какие-то скульптуры галдят (разбил-оскорбил), так разве то скульптура, тьфу… Вот скульптура! есть на что посмотреть и подумать:


Называется — Пасухин Сергей, Культурный срез, 2010. Можно увеличить.
Или вот:



Сергей Карев, След червя, сталь! сварка! 2,1x10 метров! 2009-2010.
Ну давай, подойди, разбей.
И чтоб два раза не вставать — две хорошие картины.


( Читать дальше )
9

Последний киносеанс (Фукуяма знал, но боялся сказать).


"… И Траут, сидя там, сочинил новый роман. Героем романа был земной астронавт, прилетевший на планету, где вся животная и растительная жизнь была убита от загрязнения атмосферы и остались только гуманоиды — человекообразные. Гуманоиды питались продуктами, добываемыми из нефти и каменного угля.

В честь астронавта — звали его Дон — жители планеты задали пир. Еда была ужасающая. Разговор шел главным образом о цензуре. Города задыхались от кинотеатров, где показывали исключительно непотребные фильмы. Гуманоидам хотелось бы прикрыть все эти кинотеатры, но так, чтобы не нарушать свободы слова.

Они спросили Дона, представляют ли порнофильмы такую же опасность на земле, и Дон сказал: «Конечно». Они поинтересовались, действительно ли на земле показывают очень похабные фильмы. Дон сказал:

— Хуже не придумаешь.

Это прозвучало как вызов. Гуманоиды были уверены, что их порнофильмы переплюнут любой земной фильм. И тут все расселись по пневмокебам и поплыли в порнокино на окраине.

Был перерыв, и Дон успел поразмышлять — что же можно придумать гаже, чем те фильмы, которые он видел на Земле? И он даже почувствовал некое возбуждение еще до того, как начался фильм. Женщины из публики тоже были распалены и взволнованы.

Наконец свет погас, и занавес раздвинулся. Сначала на экране ничего не было. Слышалось только чавканье и стоны через динамики. Потом появилось изображение. Это были первоклассные кадры — гуманоид мужеского пола, евший нечто вроде груши. Камера переходила с его губ и языка на зубы, блестевшие от слюны. Ел он эту грушу не торопясь. Когда последний кусок исчез в его слюнявой пасти, камера крупным планом остановилась на его кадыке. Его кадык непристойно прыгал. Он удовлетворенно рыгнул, и на экране показалась надпись на языке этой планеты:

КОНЕЦ.




( Читать дальше )
14

На битву со злом взвейся сокол козлом.


Всего лишь 10000000001-й повод перестать наконец бесконечно путать предмет искусства с личностью автора, ибо это как запускать обратный процесс: пытаться впихнуть спасительное тепло и живительный огонь назад в вонючие кизяки. Только начни — и от всей культуры останется сплошное человеческое г… внишко (см.фото, а лучше см.в зеркало).

Поганые времена это те, что позже назовут великими.

"… Сначала мне было досадно, что современники
не понимают моих стихов, даже те, которые хвалят.
Поглядел я, поглядел на своих современников,
да и махнул рукой. Ничего, поймут потомки..."



И снился мне кондовый сон России, / Что мы живем на острове одни.
Души иной не занесут стихии, / Однообразно пролетают дни.

Качнет потомок буйной головою, / Подымет очи – дерево растет!
Чтоб не мешало, выдернет с горою, / За море кинет – и опять уснет.


1969

( Читать дальше )
13

Фуфло сливают.


Дюшан пошёл. Уорхолу и прочим — приготовиться.

Картинка: Rocco Normanno, Юдифь и Олоферн, x/м, 2006
4

Большая детская.


Не вспомнить ли снова о хорошем — два гениальных детских иллюстратора: Сутеев (недавно был день рождения) и Чижиков (выходит большая книжка).
1

Былое и думки (генератор случайных фраз №).


«Увы, многие не замечают явную иронию в воскрешении натюрморта в наши дни. Натюрморт вырос из жанра Vanitas, возникшего в позднем средневековье и ставшего актуальным в раннем барокко – этот жанр изначально был ориентирован на воспроизводство символов и аллегорий, напоминающих о бренности жизни и мимолетности любых достижений и удовольствий. Впоследствии натюрморт, как мне кажется, станет не столько экраном для смыслов, сколько демонстрацией художественной техники (изобилие форм, оттенков, фактур), но некоторый намек на недолговечность материального в нем остается. Возврат к натюрморту и в последующие столетия всегда будет тесно связан с изменениями техники (например, обращение к нему в импрессионизме, кубизме и т.д.). Забавно, что именно современный любитель «заморачиваться» на счет еды ничего не желает знать о бренности бытия… На мой взгляд, фуд-порно – это не просто еще одно явление современности, это симптом.»



( Читать дальше )
10

Mike Davis.


Оказывается, намного легче учиться жалеть людей во времена массовых помешательств. Когда видно: как слабы абсолютно все перед этим. А выпячивающие челюсть и издающие воинственные крики — слабее всех.

( Читать дальше )
3

"...и смотришь с тоской, Как печально камин догорает" (романс)


Ещё о том же. Богатых лохов не жаль. Но есть один момент. Лопается не только рынок «contemporary art», пёс бы с ним. Лопается весь более столетия раздуваемый мыльный пузырь арт-рынка. А это не только нашлёпанные десятками тысяч поддельные Шагалы-Дали.


Прикарманенные Брейгель, Рембрандт, Петров-Водкин с их семи-восьмизначными ценниками также превратятся в неликвид. И поскольку всегда ценится то, что может исчезнуть, те кто все эти годы вкладывал сумасшедшие деньги обратятся к специалистам.



«Но я прихожу к выводу, что 90 процентов из того, что я наговорил и написал и вы наговорили и написали, можно просто вычеркивать. Потому что людям это уже недоступно.» (это ведь и об искусстве, не так ли)

Нижняя картинка: Егор Кошелев, Драгоценный подарок, 2014.
1

Мир как мы его знали подходит к концу.


Без шуток: когда товар с таким надрывом рекламируют, значит — ВСЁ. Наступил пик перепроизводства и скоро это начнут сжигать на свалках и баржами топить в океане.

Картинка не помним чья, да и неважно.
Закрыть