Hänsel und Gretel (гонзопанорама №1488).

Мефистофель:
Народ свободен стал: любуйтесь на него!
Фауст:
Мне кажется, что нам пора бы удалиться.
Мефистофель:
Постой, должно ещё их скотство
Во всей красе пред нами проявиться.
(Гёте, 1806, пер.Н.Холодковского)

Рисунок из журнала Kladderadatsch, 1933 (животные Германии приветствуют запрет вивисекции):

Хотели мы тут сделать большую подборку немецкой поэзии разных лет, да что-то стало противно. Между тем, нашлись в сети фотографии семидесятилетней давности. Того самого места, где позже возник Парк. Так сказать, «Willkommen, Europäer».

( Читать дальше )
13

Парк. Руина.


Постоянные подписчики знают, о чём речь, а незнающие могут прочесть историю Парка начиная с самой первой записи. На удивление, что-то ещё уцелело. Апостолы и легионеры.Сияющий изнутри кристалл «Органного зала». Изувеченные ангелы. Выжившие и ушедшие в лес к партизанам солдаты. Когда-то и весь Парк превратится в лес. Дожди слой за слоем смоют старую краску, открыв уродливые металлические кости каркаса и глину с отпечатками рук создателей. Гигантские фигуры сольются с зеленью и растворятся в солнечных лучах. Уйдут из памяти страх и злоба, боль и несбыточные мечты, и станет совсем хорошо.



( Читать дальше )
3

Парк. Почти всё.

"… начинается другая история и другая интрига — что из всего этого чудотворным необъяснимым образом сохранится почти в первозданном виде навсегда. В самой лютой разрухе всегда что-то сохраняется, словно бы и не было ничего плохого." (Симон Чорный)


Лишившийся своей создательницы Парк умирает красиво.


Даже синие метки Калибанов смотрятся гармонично и своевременно. Наконец-то кто-то залил эту напоминающую о давно не нужном надпись.



( Читать дальше )

Получилось!


«У каждой аварии, крушения, диверсии есть фамилия, имя и отчество» — говорил нарком Лазарь Каганович. А реальным полезным делам к лицу, наоборот, анонимность. Таким был Парк две недели назад, таким он стал перед своим последним летом. Приходите.


Фото: Ольга Володина, арт-центр «Квартира».

В Парке чисто.


Благодарим за сегодняшнюю помощь в уборке учеников окрестных школ, поделившихся инструментами исполкомовцев и одну славную девушку, откликнувшуюся на призыв Вконтакте.

Фото Олега Нобра: дом Раисы Ивановны Кузнецовой (неделю назад, теперь там всё цветёт).

Парк. Прощание-2.


Все люди созданы по одной мерке. И все почему-то разные. Одни живут с неуёмным желанием тоже что-то создавать, что-то делать для других. После них остаются дела и память. Есть другие — те, кто смотрит на первых из-за заборов и окон, критикуя, но не пытаясь сделать лучше. После них остаются заборы и окна. А есть третьи, после кого остаётся только помойка. Та самая, которая теперь и будет из тех окон видна. Круглосуточно.



( Читать дальше )
2

Парк. Прощание.


Как, к сожалению, выяснилось во время вчерашнего похода в Парк, Раиса Ивановна Кузнецова, под чьим руководством Парк возник и обновлялся на протяжении 10 лет, скончалась в декабре минувшего года. Давно известно, что любое хорошее дело держится на одном человеке. Очевидно, с этого момента Парк будет только медленно (или стремительно) разрушаться. Ситуация осложняется тем, что жители некоторых окрестных дворов снова активно превращают Парк в место свалки. Вчера за три часа силами двух человек были полностью очищены от мусора Мемориал и прилегающая к улице Крылова территория, ликвидирована одна из свалок, заключена договорённость о вывозе мусора в случае проведения массового субботника. Желающим принять участие — обращаться в арт-центр «Квартира». Или просто сесть в маршрутку, купить в ближайшем магазине пластиковые пакеты и очистить несколько квадратных метров. Более подробный репортаж — завтра.

Парк, 19.9.12.


О Парке в этом году можно сказать только одно: он медленно разрушается. И то уже хорошо, что медленно. Снимать наиболее печальные потери желания не было.

Парк: крупные планы и бабушка для масштаба.


Этой весной перемен в Парке немного. У большинства фигур подновили лица, кое-где перекрашена одежда. Просто несколько крупных планов.



( Читать дальше )
6

Парк. Осень.


Прошу прощения у всех, кого задерживаю с размещением фотографий — со временем немного не справляюсь. До своих тоже только добрался. Последний визит в Парк. Несмотря на солнце и осенний парад красок — немного невесёлый. Парк переживает не лучшие времена. Много разрушенных и необновлённых фигур — просто не успевают. Хотя работа кипит. Людей на верхнем снимке почти не видно, хотя там трое, просто они маленькие, а фигуры большие.

( Читать дальше )
1

Семь апостолов.


Ездили в Парк посмотреть на уже готовых апостолов (раньше это место выглядело так: 1, 2, 3). Римский легионер, Мария Магдалина, апостолы Андрей, Иаков Зеведеев, Филипп, Варфоломей, Матфей мытарь (евангелист), Фома, Иаков Алфеев. Расположены напротив центральной части композиции.

( Читать дальше )
4

Выросшие из-под земли.

Начало этой истории лежит в другом времени и в другом пространстве, да и было ли оно? Так или иначе, начнем с начала.


Душным августовским днем 1936 года на пыльной дороге возле Альфакара в Андалусии убили и бросили в общую могилу Федерико Гарсиа Лорку, поэта, ставшего менестрелем цыганского народа для досужих посторонних, то бишь для нас с вами. «Я хочу слить цыганскую мифологию со всей сегодняшней обыденностью» – говорил незадолго до гибели поэт, до смерти – и уже не в переносном смысле – влюбленный в странный кочевой народ. Эта могила свела воедино поэзию и смерть, лирику и цыган, искусство и Любовь – уже не в земном, а в небесном ее смысле.

Я не думал, что вспомню о братской могиле, Лорке и андалусских цыганах, когда спустя три четверти века после гибели поэта, таким же душным и пыльным днем, как 19 августа 1936 года, брел по погруженному в воскресную спячку цыганскому кварталу, затерянному где-то на левой стороне промышленного Днепропетровска.

( Читать дальше )

Про летающую тарелку.

Кто-то интересовался, как выглядела не дожившая до сегодня «летающая тарелка» в Парке. Нашёл старый снимок. Вот так:


Высота опор, изображавших языки пламени — около 3 метров.

Парк. Люди.


Начало здесь: 1, 2, 3, 4. Сегодня, показывая Парк Симону Чорному, узнал, что эта фигура позади оплакивающей Христа группы — Иуда, и сухая осина рядом. Фотографий много не получилось — солнце било через листву, не своей мыльницей при таком освещении снимать было трудно. Почти сразу увидели между деревьями новое.

( Читать дальше )

Парк. Обновление.


Только что вернулся из Парка. Как обычно, после очередной зимы много изменений. Что-то безвозвратно разрушилось. От «летающей тарелки» не осталось уже и обломков. Но идёт работа по восстановлению: часть фигур отреставрированы и покрашены, а к Пасхе появились две новые группы. Место, где раньше стояла скорбящая над распятием Мария, теперь выглядит так:


Напоминаем размер самых больших фигур в Парке, эти — немного меньше, но на постаменте.

( Читать дальше )
1

ПАРК


Часть 1.
Два года назад я уже публиковал несколько фотографий. Потом готовилась книга, но издать не успели. Теперь это вряд ли скоро случится, поэтому пусть будет здесь, хотя бы часть.

( Читать дальше )
5
Закрыть