Андрей Тарковский, "Ирония судьбы, или С лёгким паром!" (1974).


Женя Лукашин — Кайдановский, Надя Шевелёва — Терехова, Ипполит — Солоницын.

Прикосновение к прекрасному.

«Просто вспомнилось. Недавно увидел один неизвестный мне лист Матисса и подумал про него: „Ну, это подражание Матиссу, так себе“. Потом прочёл подпись и устыдился — ну и дурак же я. А теперь думаю — вначале был дурак или потом стал, когда прочёл? И не пойму. Дурак же...» (Лев Пирогов)


Картинка: поддельный Марк Ротко, без названия, 1956.
6

Вот казалось бы.


Она и так, и этак. А никто даже не смотрит. «Софи Лорен в Кремлевском дворце», фотограф В.Генде-Роте, 1965 г. В общем, это всего лишь к тексту о людях, занимающих мало места.

О "прекрасном".


«Я сейчас страшные вещи говорю, за которые любой эстетик, будь он хоть литературный критик с полутора извилинами, хоть университетский профессор с тремя, погонит меня прочь из профессии. Искусство с жизнью путать нельзя! Это как закон сохранения энергии в физике. Но оберегается сей закон почему-то лишь с одной стороны. Жизнь вовсе не против того, чтобы искусство в нее вторгалось. И в подражании искусству ничего зазорного для себя не видит… Просто кто слабее, тот и агрессивнее. Думаете, Моська лаяла на слона с теми сложными мотивами, которые в шутку приписал ей Крылов? Нет, конечно. От страха. У не очень хорошо написанного произведения про то, как честно жить и много трудиться, в триста миллионов раз меньше шансов быть изданным и получить премию, чем у хорошо написанного про то, как трахать малолеток и дырявить бошки. Это нормально для литературы. А если так, значит, литературы не нужно. Ее плачевное состояние объясняется НЕ тем, что теперь есть интернет и видеоигры, НЕ тем, что появилось в жизни помимо литературы, а всего-навсего тем, чего не стало в ней, что из нее ушло.»

Катинка: Игорь Гусев, «Невольные каменщики», 2012.

Идеальная картина.

Хочу жить так:


«Александр Иванов писал «Явление Христа народу» двадцать лет. Я этой своей работой побил его рекорд. У меня на нее ушло двадцать пять лет.

( Читать дальше )

Ильинское.


«Всем добрым людям искренне рекомендую клип по ссылке в конце этого текста. Это само искусство — усталое, успешное, со звоном в ушах, искрами в глазах, с отрыжкой от шампанского на губах и болью в ногах (что-то там ортопедическое от каблуков) — увидело вдруг себя нечаянно в зеркале и неуютно поёжилось: кто я? где я? кого? чего?
Культурный человек, профессионал, конечно, не станет париться: подберёт молодцевато стариковский живот, придаст бороде дерзкую насмешливую направленность и дальше кувыркаться пойдёт, ещё и сочинит какую-нибудь остроту, типа „Арзамасский ужас в сортире“. А искусство в нашем с вами лице потрясённо там, на сортирном полу, стоять останется. Мысленно ощупывать руки-ноги.»
(Лев Пирогов)

Доходчивей будет разве что так.

Гройс, Бойс и тайное знание.

«Гройс недавно изрёк, что современное искусство не нужно любить (это они с Катей Дёготь сами будут), к современному искусству нужно просто привыкнуть. Как к пукающему соседу по комнате.» (Лев Пирогов)


Бугаев-Африка пишет: «перед высылкой татар из Крыма, во время немецкой оккупации, тайное значение было передано немцам, а точнее — конкретному человеку по имени Йозеф Бойс».

Генрих Сапгир пишет: «парашют волочил по стерне
полубессознательного юного Бойса
пачкающего солому коричневой кровью
(как любил он после пачкать бумагу)»

Саша Кадников пишет: "у нас в Крыму татары ссылаются на Бойса, мол чувак получил сакральные знания на полуострове, а тут такой облом".

Интересно, видели ли эти татары когда-нибудь его работы?

Фото Caroline Tisdall, Йозеф Бойс и койот («Я люблю Америку, Америка любит меня»), 1974.

Худлит.


Триста лет назад, когда литературы в привычном нам понимании ещё не существовало, люди читали жития святых. Сегодня, когда литературы в привычном нам понимании вот-вот не станет, люди продолжают читать жития знаменитостей. Совокупный тираж глянцевых журналов с историями из жизни «звёзд» в несколько раз выше, чем у всех художественных книг вместе взятых.
Вот и получается, что художественная литература – это просто частный случай литературы житийной. Мутант жанра, если хотите. Мутация была бурной и непродолжительной; чтение остаётся в общих чертах таким, каким и было триста лет назад.
В основе художественной литературы лежала не потребность в услаждении слуха (уподобить лексико-грамматические формы пению соловья), а интерес к судьбам. По мере того, как художественная литература удалялась от от этой основы, интерес к ней снижался и необходимость в ней отпадала.
(Лев Пирогов)
4

Объекты и субъекты.

«Мы, нынешние, не выигрывали войны. Мы не отправляли Гагарина в космос… такая гордость – гордость лжеца. “Мы выиграли войну” – это ложь. Мы этого не делали. “Мы отправили в космос Гагарина” – это тоже ложь...»


Вот вы не запускали Гагарина, ладно, допустим. Но я-то запускал, блин!..
Если те, кто побеждал в войне, уже умерли, значит, теперь гордиться некому (если по-вашему). Так ведь не терпит же пустоты природа! Победившими в войне считаются те, кто этим гордится. Поэтому теперь победившими в войне считаются Человек-Паук

( Читать дальше )
8

Первое слово дороже второго.


Есть такая замечательная теория — первое зафиксированное произведение писателя есть ключ к его последующему творчеству. То есть человек меняется, но не настолько, чтобы это помешало ему всю свою последующую жизнь писать и переписывать то, что было написано им впервые.

( Читать дальше )
1

Сим победим.


Раньше говорили: «Такова жизнь», — теперь говорят: «Это интернет, деточка».

Узнал, что «Ласковый май» — это, оказывается, была не попса, а евродиско, их нельзя путать. Интересно, а Стас Михайлов — это какой стиль? Думаю, не русский шансон, а русский канцон, их тоже путать нельзя. А Григорий Лепс — это русский канцельсон (хотя про Григория Лепса рассказывают страшное, что он осетин).

Стараюсь больше думать про них, потому что так мы победим постмодернизм.

( Читать дальше )
3

Наша литературная критика.


Новый роман Сорокина.
Начинается всё очень тепло и уютно, как в оттепельном чёрно-белом кино конца пятидесятых или в книжке Веры Пановой «Серёжа». Труд, семья, быт. Потом героиня проходит инициацию (под песню нойза эм-си) и начинает испражняться, мочиться, пить самбуку, курить гашиш, посещать фейсбук и заниматься однополым сексом с любимой женщиной («к восемнадцатому оргазму шли, как на Эверест»). То есть входит в норму. Тщательно соблюдаются все штампы модной литературы. В конце концов текст превращается в подборку остроактуальных публицистических статей на тему «они украли мой голос».
Писать надо быстро, чтоб до марта издать успеть.

Лев Пирогов.

Купила флажок.


Кому действительно тяжело живётся, тот доволен тем, что имеет, и боится, как бы не стало хуже. А кому живётся ничего так, тому всё мало. Особенно трогательно, когда «мало» становится свободы

( Читать дальше )

Посмешище.

«… значение имеет не объем усвоенной информации, а интенсивность переживания высоких тайн бытия, открываемых потрясенной душой».



Только начни прислушиваться к смеху идиотов (над тобой), потом смеяться вместе с ними (над кем-то) — и проживёшь жизнь мертвеца. Видео с фестиваля «Terra futura», Херсон. Организатор — ТОТЕМ. 2010 год. Спасибо Максу Афанасьеву.
3
Закрыть