Господин Жулио.


Сегодня 100 лет со дня рождения Генриха Оскаровича Валька, нарисовавшего «Незнайку на Луне»

ЮЖНАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ


Ливадия, Дом барона Фредерикса, до 26 сентября.



( Читать дальше )

CВИНАРКА И ПАСТУХ (ГОНЗОПАНОРАМА №⊙)

Живопись/графика/скульптура: Robert Williams.

Наиболее охотно и уверенно (сужу по себе) люди рассуждают о вещах, в которых совершенно ничего не понимают – будь то политика, футбол или что угодно еще. И наоборот – как только мы начинаем хоть немного что-либо понимать, мы сразу начинаем понимать, сколь многого мы не понимаем. И чем больше мы понимаем, тем большим становится наше понимание нашего непонимания.

1. На протяжении почти всей истории военные мундиры военачальников резко выделялись на фоне общей армейской массы. Белоснежные кони, сверкающие доспехи, расшитые золотом мундиры, красные плюмажи — их было видно на огромном расстоянии, и всем было сразу понятно, кто это. Но в настоящее время повседневная военная форма рядовых и генералов не отличается почти ничем, за исключением небольших нашивок. Что произошло? Произошло развитие средств вооружения и средств поражения на дальней дистанции—красивые мундиры превратились в отличные мишени, а убить вражеского генерала гораздо предпочтительнее, чем убить рядового.


2. В прошлом крупными компаниями нередко единолично владели их основатели, также единолично управлявшие собственными компаниями (в РФ это было распространено еще совсем недавно и еще не совсем исчезло). С появлением акционерных обществ ситуация усложнилась, но владельцев основных крупнейших пакетов акций можно было легко установить. С появлением номинальных держателей и инвестиционных фондов, обезличивающих владельцев, постороннему человеку стало невозможно понять, кто является реальным собственником тех или иных крупных активов. «Акции обращаются на бирже», это все, что вам надо знать. Тем не менее физические лица, владеющие крупными пакетами акций, существуют, но они не хотят, чтобы вы о них знали.



( Читать дальше )

Немного классики.


"- Да ведь ты не умен, я полагаю, — ответил Затворник. — Шел бы лучше
в социум. А то вон куда забрел. Правда, ступай…
Он махнул рукой в направлении узкой грязно-желтой полоски, которая
чуть извивалась и подрагивала, — даже не верилось, что так отсюда выглядит огромная галдящая толпа.
— Я бы пошел, — сказал Шестипалый, — только они меня прогнали.
— Да? Это почему? Политика?
Шестипалый кивнул и почесал одной ногой другую. Затворник взглянул на
его ноги и покачал головой.
— Настоящие?
— А то какие же. Они мне так и сказали — у нас, можно сказать, самый
решительный этап приближается, а у тебя на ногах по шесть пальцев…
Нашел, говорят, время…
— Какой еще «решительный этап»?
— Не знаю. Лица у всех перекошенные, особенно у Двадцати Ближайших, а
больше ничего не поймешь. Бегают, орут.
— А, — сказал Затворник, — понятно. — Он, наверно, с каждым часом все
отчетливей и отчетливей? А контуры все зримей?
— Точно, — удивился Шестипалый. — А откуда ты знаешь?
— Да я их уже штук пять видел, этих решительных этапов. Только
называются по-разному".

Ксения


«Вирус пошёл с прошлого года: живые организмы начали организовываться в паттерны и воссоздавать вещи, мысли, иногда состояния или предположения, часто страхи, сны, подозрения, беспочвенные обвинения. Пчёлы лепят скульптуры. Зайцы сложились в тайный военный чертёж. Кошениль стала «Викиликс» (ярко-красным поверх всех белых поверхностей — читай не читай, теперь всё открыто миру, тайн больше нет)…

Началось всё с муравьиных петель: вначале об этом писали с характерным для разудалых мемов юмором. Муравьи будто теряли направление — судорожно, поспешно бежали вслед за другими муравьями, вся эта математическая завораживающая схема вдруг сбивалась, закольцовывалась в бесконечный дрожащий чернотой тошнотворный круг, по которому насекомые колесили, пока не умирали от голода. Считалось, что они делают так, если около муравейника положить смартфон или планшет (второй планшет был необходим для создания завораживающего видео для YouTube). Потом выяснилось, что телефоны муравьям уже не нужны для того, чтобы образовать петлю смерти. Иногда достаточно просто поговорить по телефону недалеко от муравейника. Потом оказалось достаточным просто пройти мимо и что‑нибудь помыслить. Или просто помыслить. Мышления достаточно.



Потом начали закольцовываться вокруг мёртвых животных североамериканские индейки — все помнят, как это началось: тогда пара десятков торжественных, мрачных, как чумные доктора, индеек где‑то в Массачусетсе закольцевались в хоровод вокруг мёртвого кота; спустя несколько суток индейки умерли от голода и усталости, а прежде комковатый размякший и слякотный кот — восстановленный, яркий, как свеженапечатанная книга, — поднялся на тонких упругих ногах и начал бродить, как по цепи кругом, вдоль хоровода, размышляя, с кого бы начать — все слишком тощие, кожа да перья, а кости будто растворились, это уже бактерии начали хороводить. Потом и другие птицы принялись водить хороводы вокруг мёртвых млекопитающих — как правило, нескольких десятков птиц хватало для того, чтобы оживить любое, даже корову (для коровы достаточно стаи голубей голов в двести). После того как обновлённое, выхоженное новое млекопитающее, двигаясь вдоль кольцевидной траншеи, съедало образовывающиеся после птиц субстанции, оно отправлялось на поиски себе подобных.»
(Таня Замировская)


Картинки: Илья Исупов, 2017. Можно увелич.

Смерть поэта.

Стас Волязловский. Страничка из ненапечатанного НАШ#64. Можно увеличить.

1971-2018


Только что сообщили: в Херсоне умер постоянный автор НАШего художник Стас Волязловский.
Для желающих помочь с похоронами:
ПриватБанк 4149 4393 0009 2842 (Сергей Павелко)

Новогоднее обращение к человечеству.


Желаем всем без исключения душевного и телесного здоровья.
А также терпения в борьбе с повсеместно (в т.ч. в нас самих) распоясавшейся бесовнёй.
Берегите свои головы от политики и СМИ — источников лжи, глупости и фарисейства.
В общем — держитесь, храни вас Бог, и с Новым годом.

Весь Коржев


Реестр 2 442 работ Гелия Коржева.
Вверху: «Наезд», 1990. Внизу: «Чайник-депутат», 2007.

Сегодня - день рождения одного безальтернативного остросоциального издания.

Всем имеющим отношение — привет!


панки справляют
тридцатилетие группы
от первого состава
остались только чуня и вава

чуня встает
поднимает стакан
и вдруг спрашивает
а где костян?

ты что чуня?
костян замерз
десять лет назад
когда его жена
не пустила назад

чуня стоит и не пьет
спрашивает
а где урод?

ты чуня совсем?
пятнадцать лет назад
уроду дали пять лет
и с тех пор его нет

а чуня все никак не накатит
спрашивает
а где катя?

чуня хватит!
какая еще катя?
не было сроду
тут никакой кати
как это все некстати!
как это все коряво!
давай лучше ты
вава


Александр Самойлов, 2017

БОЛЬШАЯ КНИГА-2017

Вручили.

1 место — Ленин
2 место —
Сталин Катаев
3 место — Брежнев



Книжки, кстати, хорошие.

1929-2017


Художник-самоучка Владлен Гаврильчик.

«Жрецы»

Б/н.

100!


Как заканчивает Лев Данилкин свою книгу о Ленине:

«Титры идут и идут, и вот уже, кроме основных действующих лиц и исполнителей, названы и фамилии самых последних ассистентов, секретарей, водителей… Вообще-то титры считаются технической частью, на них потихоньку зажигается свет в зале, входят уборщицы, чтобы подмести рассыпанный попкорн – знак зрителям, что сеанс окончен и пора по домам.

Однако некоторые упорно сидят на своих местах

( Читать дальше )

C НАСТУПАЮЩИМ


1917. Вл.Цеслер (Минск).
Закрыть