Постоянный процесс.


… Мне приходится переучиваться (когда требуется написать маленькое). Я всю жизнь пытаюсь с этим бороться. Тяжело… И поэтому картины чаще всего большие, которые никуда не воткнешь.

Украина училась… она как бы зажглась от итальянского трансавангарда. Плюс советская пропаганда и заказ не последнюю роль сыграли. У меня нет страха перед большим форматом. Я работал и учился на театрального художника, рисовал декорации двадцатиметровые. Я не боюсь запачкать и выкинуть этот холст.

Это главное – страх. Для меня размер – какое-то большое поле цвета, большое пространство. Я люблю большие форматы (это эмоциональное). Как природа, которая тебя окружает…

Не понимаю, почему надо вкладывать в формат какую-то стену. Я часто отношусь к большим картинам, как к фотообоям. Они уже сами по себе фон. Может это надо доказывать еще долго, много лет… Может я этим и занимаюсь.


… Как к этому относиться? С одной стороны, я делаю некие обманки. Когда ты хочешь имитировать какую-то реальность (кусок реальности), некий кусок стены… В архитектурной живописи это называется мурали. Художник-муралист.
Такие иллюзии… Когда я рисую в размере один к одному (мы с Лесей в Венеции это делали) хочется продолжить стену… Это продолжение некоего реального пространства.

Большие предметы… Поиск взгляда… Ни я, ни Савадов – мы не первые здесь. Наоборот, думаешь — вот обвинят, поп-арт делаешь. С другой стороны есть какие-то архетипические взгляды… И на плоскость и на предметы. Архетипическое (в данном случае) когда ты ребенок и еще ходишь под столом… Ракурс и взгляд. Такое настроение — ты в этом мире самый маленький…


Невозможно нарисовать реальность один к одному, отобразить реальность один к одному (ни в каком медиуме). Насколько велик процент самоиронии или цинизма в том же поп-арте (отрасль, жанр не имеют значения). Степень отстраненности и форма отстраненности все равно присутствует. Без них невозможно…

Я мечтал взять станцию метро (вместе с людьми), сделать с нее разрез и так выставить. Как объект. Но это все равно будет бред, и никакую реальность не повторит. И потом, зачем ее удваивать…
Ксерокс научил мир удваивать – но там хоть листы плоские, их можно выкинуть. А если делать такие проекты, которые являются срезом с реальности, то куда мы зайдем дальше. Негде будет жить.


«Институция нестабильных мыслей»… Очень просто – у нас общие взгляды на эстетику. И при этом разные профессиональные навыки, умения. Я умею руками что-то делать. Леся пришла из анимации. Монтаж, звук, изображение… Любовь к анимации она мне прививает.

Медиа (новые медиа) — они нам интересны. Сейчас мы пытаемся свести вместе картину и медиа. Хотя в принципе ничего нового уже нет. Как только кто-то взял в руки видеокамеру…. Каждый может этим заниматься. Только куда все это совать…

У меня к анимации большая любовь, но и большая лень. Рисовать 24 кадра – это трудно. Я стараюсь создать одну картину, которая вмещает в себе все эти 24 кадра…

Мы такое очень гармоничное сочетание (профессиональных умений, талантов, желаний).


… Что я искал в Мюнхене — это покой. Любовь и покой. У меня мастерская в центре (это счастье). Это просто как зеленый рай. Если говорить о моей персоналии. Если говорить о контексте – это Украина. Я от нее никогда и не отрывался. Я гражданин Украины (я не брал гражданство иное). Я хочу голосовать, хочу присутствовать в Украине. Я ее люблю, она мне интересна. Здесь в Мюнхене уже через 2-3 месяца наступает клаустрофобия — хочется в Украину.
Точно так же как в Украине, тоже начинается клаустрофобия. Тянет обратно…


Молодежь (все эти разговоры о безрыбном поколении)… Инфраструктура искусства. Рынок, галереи… А почему этим не торгуют? А почему не покупают? Живопись – ее не будешь прятать в стол. Если ее прятать в стол – она умрет.
Людям надо как-то на жизнь зарабатывать. Молодежь возможно в рекламе сегодня или дизайне. Это собственно было и в середине 90-ых… Когда художникам нечего было есть – татуировки делали…

Не думаю, что вдруг родилась бесталанная генерация. Значит, они прикладывают свои творческие силы туда, где мы этого не видим или не знаем (пока). Акт искусства — не обязательно нарисованная картина…



Это вообще сложное соотношение искусства и бизнеса, на которое я до сих пор не могу ответить. Наверное, никто не может. Тот же Герхард Рихтер, у которого берут интервью и спрашивают – ваша картина стоит столько-то миллионов, как вы к этому относитесь? А он не может ответить (как он относиться). Не знает, не понимает…

Молодые художники — они не против, чтоб на них рынок накинулся. Пусть накинется…. Поборются, сдачи дадут. Для меня это философский вопрос — где бизнес в искусстве и где искусство в бизнесе. Где они рядом, как сосуществуют. Мне не просто еще и потому, что я советский человек. Я был воспитан при Брежневе (мое детство прошло в то время). Какие-то идеалы, если это идеалы… Я до сих пор не знаю, как себя выстраивает западный художник.


Мне важно картины выставить, а не просто продать. Продажи это хорошо, так должно быть (картины должны покупаться). К сожалению, они исчезают потом на годы, если не навсегда. Но в первую очередь, мне интересны люди, которые придут на выставку и как-то среагируют. Для себя, для своего самоудовлетворения — я могу и табуретку сделать или сад выращивать…
Собственно ради чего все это — ради диалога, ради реакции…


… Я представляю какие-то имиджи (которые хочу нарисовать), но я не знаю, как оно в итоге будет выглядеть. Это и прекрасно. Как футбол – ты не знаешь, куда там нога подвернется… Все зависит от состояния, настроения, желания. Меня искусство интересует именно тем, что это огромный мир непредсказанного, неожиданного.

Рождается то, что ты не ожидал. Это чудо. И главное — оно тебя все время на это провоцирует. У меня нет состояния довольства собой. Оно появляется (к счастью!) на пару минут, когда что-то удалось. А потом начинается все то же самое, сидишь и думаешь — а что дальше? Постоянный процесс… (Александр Гнилицкий, март 2008)


Спасибо Александру Кочаряну за фотографии с харьковской выставки.

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Закрыть