CВИНАРКА И ПАСТУХ (ГОНЗОПАНОРАМА №⊙)

Живопись/графика/скульптура: Robert Williams.

Наиболее охотно и уверенно (сужу по себе) люди рассуждают о вещах, в которых совершенно ничего не понимают – будь то политика, футбол или что угодно еще. И наоборот – как только мы начинаем хоть немного что-либо понимать, мы сразу начинаем понимать, сколь многого мы не понимаем. И чем больше мы понимаем, тем большим становится наше понимание нашего непонимания.

1. На протяжении почти всей истории военные мундиры военачальников резко выделялись на фоне общей армейской массы. Белоснежные кони, сверкающие доспехи, расшитые золотом мундиры, красные плюмажи — их было видно на огромном расстоянии, и всем было сразу понятно, кто это. Но в настоящее время повседневная военная форма рядовых и генералов не отличается почти ничем, за исключением небольших нашивок. Что произошло? Произошло развитие средств вооружения и средств поражения на дальней дистанции—красивые мундиры превратились в отличные мишени, а убить вражеского генерала гораздо предпочтительнее, чем убить рядового.


2. В прошлом крупными компаниями нередко единолично владели их основатели, также единолично управлявшие собственными компаниями (в РФ это было распространено еще совсем недавно и еще не совсем исчезло). С появлением акционерных обществ ситуация усложнилась, но владельцев основных крупнейших пакетов акций можно было легко установить. С появлением номинальных держателей и инвестиционных фондов, обезличивающих владельцев, постороннему человеку стало невозможно понять, кто является реальным собственником тех или иных крупных активов. «Акции обращаются на бирже», это все, что вам надо знать. Тем не менее физические лица, владеющие крупными пакетами акций, существуют, но они не хотят, чтобы вы о них знали.


3. Кому принадлежит власть в юридическом лице? Исполнительная власть – генеральному директору, который действует и вещает от имени корпорации. А кому подчиняется генеральный директор? Акционерам корпорации, владеющим значимыми пакетами акций. Если провести аналогию с государством (а провести такую аналогию можно и нужно, поскольку государство, в определенном смысле, представляет собой мегакорпорацию), то можно задаться вопросом, а кто является крупными акционерами государства? Понятно, что граждане являются (не) более чем скромными «миноритариями» с одним голосом из миллионов (то есть, лохами, которых можно кидать как угодно), но значит ли это, что никаких крупных акционеров нет вообще? Отнюдь нет. Голоса некоторых граждан могут быть весьма и весьма значимы (к примеру, мнение гражданина Березовского в 1999 году значило, пожалуй, гораздо больше, чем мнение всех «простых» граждан РФ, вместе взятых). Крупнейшие компании—скажем, Газпром или Сбербанк—формально вообще не имеют избирательных прав, но это не значит, что они еще менее, чем мы с вами, могут влиять на процесс принятия государством важных экономических, финансовых или даже военных решений. Персональный состав акционеров государства и количество их «акций» постоянно изменяются, но важно понимать, что эти акционеры есть, и это далеко не мы с вами. Как известно, корпорации могут владеть друг другом, и находиться в самых разных взаимоотношениях (есть дочерние компании, материнские, сестринские, и т.д.). Если продолжать аналогию с государствами, то могут ли государства находиться в подобных взаимоотношениях? Безусловно. Англия владела Индией, у Германии и Англии было «совместное предприятие» в Турции начала 20-го века, Китай в начале 20 века принадлежал сразу нескольким европейским государствам, и т.д.



4. Примерно до середины 20 века публичная политика большинства государств действительно была публичной—в том смысле, что публика видела и могла понимать смысл происходящих событий. Государства открыто заявляли о своих политических целях (будь то прямое приращение своей территории или контроль каких-либо территорий), открыто вмешивались в дела более слабых государств, открыто делили мир и так далее. Но затем процессы скрытия и маскировки (подобные описанным выше в пп.1-2) произошли и в сфере политики. Сегодня реальные политические цели крупнейших государств мира полностью скрыты от обывателей, и о них можно только догадываться (увы, безуспешно). Скрытие реальных политических механизмов произошло и в отношении лиц, принимающих решения. Если раньше лицо, номинально возглавлявшее государство (к примеру, российский император или король Франции), действительно имело всю полноту власти и возможность определять политику государства, то в нашу эпоху на арену вышли временные менеджеры, CEO, которые могут быть всего лишь актерами, «говорящими головами», озвучивающими то, что от них требуется.



5. Важно понимать, что в настоящее время реальный политический процесс и его изображение массам могут вообще не иметь никакого отношения друг к другу. Картинка в телевизоре, политическая повестка дня в медиа, выборный процесс стали, с одной стороны, элементами «реалити»-шоу, а с другой стороны—средством создания у широких масс избирателей иллюзии того, что они напрямую участвуют в политическом процессе, и что осуществляемая политика осуществляется исключительно по их велению. С властей в данном случае взятки гладки, «вы же сами за это голосовали».
Ну и задайте себе вопрос, на который вы, по здравому размышлению, не смогли бы, увы, ответить «да» — «Если бы государство, в котором я живу, контролировалось другими государствами, преследующими в отношении него неведомые мне цели, то смог бы я каким-нибудь образом понять это?». Нет и еще раз нет – никакой возможности понять это у вас бы не было. Из каждого утюга неслось бы о вставании с колен, о десятитысячелетней великой истории великой Мганги, о ее нетленных духовных устоях и противостоянии Злу—ненавистным белым людям. О нашем суперсекретном сверхоружии и о том, что мы вот-вот покажем всему миру наш большой и черный. Вам просто не пришла бы в голову мысль, что вся ваша информационная «реальность» это всего лишь продукт, при помощи которого ненавистные белые люди манипулируют вами и насмехаются над вами.


6. Где-то встречал фразу, что все государства это хищники, цель которых уничтожение друг друга. Мне кажется, это не совсем так. Хищники не поедают друг друга, они поедают овец—то есть, нас. Д.Н.




P.S.
Robert Williams, Art’s Triumph Over Substance, 2000.

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Закрыть