Что интеллигент хотел знать о русском народе, но не решался спросить.

Фото отсюда.

Познер рассказывал по телевизору, как надо правильно запекать баранью ногу. Макаревич стал ему что-то советовать.
— А вот не надо нам этих братьев Черепановых, — ответил Познер. – Все, что можно придумать хорошего в области кулинарии, французы уже придумали.
Я вспомнил вычитанную у воронежского писателя Юрия Найденова фразу: «Кто не пробовал соленых белянок с жареной картошкой под стакан первака, тот, можно сказать, что и жить-то еще не начинал».

В книге описываются реальные истории из реальной русской жизни. Милиционер пришел к бабе (рассказ «Стажировка»). Муж стучит в дверь. Голый милиционер, с пистолетом в одной руке, с одеждой в другой, выпрыгивает из окна второго этажа на клумбу из роз. Возле клумбы бабка прогуливала дога. На них сверху летит милиционер, приземлившись на розы голой задницей. Дог бросается на милиционера, бабка падает, но не упускает поводка. Дог провозит ее по клумбе. Голый милиционер стреляет в дога и убегает. Исцарапанная бабка приходит в отделение, рассказывает начальнику, как его подчиненный прыгнул на нее из окна и застрелил собаку. Начальник отделения объясняет бабке, что на милиционера нет никаких улик (патроны в пистолет тот успел доложить).
«А ведь улики-то, наверное, есть, — думает начальник отделения. – Но вот как их добыть? Как снять со взрослого человека штаны, чтобы сличить ментовскую жопу с исцарапанным бабкиным лицом? Не детский сад».

В рассказе «Эффект добровольного насилия» жена заставила мужа закодироваться. Врач налил ему 150 граммов, ожидая рвотного рефлекса. Не вышло. Так и выпил, стакан за стаканом, 6 бутылок водки.

Таких историй – полная книга.
Как собрались обрабатывать поле ядохимикатами, как два дня пили, как на третий день водка кончилась и на химическом кукурузнике полетели в соседнюю область (за водкой). По дороге решили сделать мертвую петлю, получилось, пошли на второй заход, немного не дотянули, но остались живы, только ноги переломали. Понимающий жизнь секретарь райкома решил, что они уже и так пострадали, и распорядился списать разбитый кукурузник.

Я был в тех краях. Мужики клялись и божились, что в книге написана чистая правда. «Он еще не все написал», — говорили они и рассказывали любопытные подробности из жизни самого Юрия Найденова.

В 2009 году жена его похоронила. До шестидесяти он не дожил.
— Мало, — сказал я.
— Почему мало? — Удивилась жена. – У нас мужики дольше и не живут.
Сама она в это время лечилась у знакомого врача в санатории от огнестрельных ран. Кто-то из родственников гонялся за ней со старым наганом, но так толком и не догнал.

Мы живем в сказочной стране.

… Конечно, он не совсем уж писатель. Просто жил человек, работал, а потом вот решил написать о том, что видел. На мой взгляд, его рассказы — это энциклопедия советской жизни.
Писал он по-простецки, но мне его стиль мил. Вот, решил выставить один рассказ на пробу. Понравится — еще выставлю.
(Алексей Шапошник)


«Регистрация»



Комментарии (16)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Закрыть