PQ
+21.83
голосов:
11
avatar

Иллюстрация  

Kobayashi Eitaku.


Тело прекрасной куртизанки в 9-ти стадиях разложения, 1870. Привет Уильяму Хогарту.

( Читать дальше )

Свежий Marc Burckhardt.


Scheideweg (нем. распутье), акрил/масло/дерево. Ранее.

( Читать дальше )

И о политкорректности.


Шесть не пропущенных в печать обложек «Нью-Йоркера». Barry Blitt и другие.

( Читать дальше )

Гонзопанорама №2490.


Есть в Стране Абсолютного Добра такое выражение «пасти котов». Значение, наверное, объяснять не надо. Это и о нас с вами, и о других — обо всех, кому кажется, что они ходят сами по себе. Очень хороший художник Barry Blitt.

Гонзопанорама №2487.


Бродишь по иллюстраторским US-сайтам, а посещает странное чувство,


будто листаешь совпрессу 60-70-х.

( Читать дальше )

А и правда:


жрите, пока дают, чего дёргаться-то? Автор свежей обложки TNY — 92-летний (то есть всякое в жизни повидавший) Wayne Thiebaud. Внизу: Adam Miller (1979 г.р., Орегон), «Нарцисс», из серии «Среди руин», 2012.

Урок истории.


Александр Джикия, «Даже к мёртвой его голове никто не решался подойти. Когда же какой-то смельчак тронул её палкой, челюсти захлопнулись и переломили палку пополам», 2012.

Дивный жанр.


Трогательный такой. И всё непридуманное, живое (это к верхней картинке).


Отсюда.

Когда заканчивалась плёнка.



Вверху: Микеланджело, пророк Исайя, Сикстинская капелла, XVI в. Внизу: Норман Роквэлл, «Рози-клепальщица», 1943.

Джикия, новый и старый.

«Достоверно известен случай, когда молодая революционерка пыталась остановить солдат красотой своего тела, но одним из них оказался её отец, который заколол её за распутство.»



( Читать дальше )

"Если бы люди остались жить в Раю, они бы сгнили".


Das Schlaraffenland, «Страна изобилия», открытки 20-х, уж очень хотелось немножко покушать жителям несчастной Веймарской республики. А чего хочет накормленный обыватель, мы знаем по 80-м (и не только).
Цитата в заголовке — отсюда.

( Читать дальше )

Деконструкция поп-арта.


Никто, конечно, никогда и не думал, что Рой Лихтенштейн хоть раз нарисовал что-то своё, но вот некий David Barsalow взялся раскапывать первоисточники и, честно говоря, глядя на это, начинаешь совсем иначе относиться к старым и ещё человечным комиксам, живым, по-настоящему драматичным, свободным от сарказма и мизантропии обдолбанных шестидесятников, несущих в себе холодную пустоту, зато талантливо торговавших всем, что под руку подвернётся.


3
Закрыть