Тридцать лет спустя. Воспоминания о будущем.


«Чтобы лишить наших врагов… возможности искажать и порочить показания слов и цифр мы решили обратиться к светописи, к работе солнца – фотографии».
А. М. Горький,
основоположник соцреализма

«Если изображение не шокирует, оно ничто»
Марсель Дюшан,
теоретик сюрреализма


«Казалось бы человеческие страсти и свойства неизменны, иначе как бы мы понимали Гомера, сопереживали героям Шекспира, не говоря уже о притчах царя Соломона. Но мы уже не те, что были даже тридцать лет назад. Только одни мобилка и Интернет повлияли на нас не меньше, чем в прошлом какая-нибудь философия или религиозная доктрина!
«Выставка закрывалась… А рядом, вокруг стояли сотни людей: телевидение снимало сюжет об этом закрытии. Нет, закрытие это не было торжественным. Ни цветов, ни поздравлений и традиционных пожеланий творческих удач авторам. Никто не мог понять: почему экспозиция, развернутая в самом центре города – за стеклами почтамта – и собравшая за четыре дня десятки тысяч людей, так бесславно прекращает свое существование?» (Комс. правда, 1989, 10 янв.).
Обескураженные лица прохожих. Из застывших на светофоре автомобилей неслось: «… перемен, перемен требуют наши сердца».





Можно как угодно относиться к перестройке. Сейчас очевидно – это было крайне сложное и противоречивое время. В те годы было возвращено многое из нашего культурного наследия. Мы познакомились с творчеством писателей, художников, чьи произведения были малоизвестны или находились под запретом.
Так сложилось, что культура стала основой идеологической перестройки. Задумано было замечательно. Действительно – классовый подход с его непримиримостью вытеснялся приоритетом общечеловеческих ценностей.
Набивший оскомину, разрешенный сверху плюрализм мнений очень быстро вышел за рамки. Это бесспорно отразилось на всех жанрах и видах искусства.
От идеологизированной фотографии, всегда подвергавшейся жестокой цензуре – к переходу более-менее свободному творчеству. Уже не всегда героями снимков становились счастливые при любых обстоятельствах граждане. Появились фотографии людей с социальными проблемами, бездомные, нищие… Будучи в Москве, в 1985 году, испытал настоящий культурологический шок. Выставка называлась «Человек и труд». Конечно, главная тема была прежней – рассказ о человеке труда, о социальных преобразованиях, о духовном росте и нравственном облике советского человека. Но было нечто, что кардинально тогда называлось: деформация социализма. Говоря другими словами, выставлялись фотоработы без оголтелой идеологии, основанные на реальной журналистике. Время менялось, вместе с ним менялись и мы. Конечно, была и так называемая «чернуха». Как же без нее! Главное, в противовес были фотографии, объясняющие право на жизнь даже самых «маленьких людей».
Впервые стали появляться снимки на ранее запрещенные темы. Ведь мы привыкли видеть на снимках в газетах и журналах счастливые лица соотечественников, митинги, парады, достижения трудящихся. Трудно было перестроиться и привыкнуть к новому фотоискусству.
Да и время было какое – локальные войны, межнациональные конфликты, вопиющие социальные проблемы стали освещаться в СМИ. Многие фотографы по-прежнему руководствовались соображениями если не официальной цензурой, то цензурой внутренней. Для многих главным критерием качества кадра служила его «проходимость».
Александру Кадникову и Виктору Булычеву посчастливилось – их первые творческие искания и находки совпали с тем удивительным, еще не переосмысленным, временем. Они так молоды, им вместе чуть больше сорока. За спиной – совместная учеба, азы фотодела, первые попытки творчества. Но их объединяла не только дружба и увлеченность фотографией. Была еще одна отличительная черта – НЕЗАШОРЕННОСТЬ, отсутствие стереотипов и всяческих социальных предрассудков.
Вот почему трудно отвести взгляд от снимков, где не приукрашенная суровая реальность напоминает: совсем рядом живут, мучаются инвалиды, мечутся в поисках ответов совсем непростые «простые люди». В фотографиях тридцатилетней давности просматриваются задатки будущих творческих открытий. Стремление передать типичное, присущее только конкретному человеку, желание подсмотреть незаметно, при этом по-журналистски за фактом увидеть осмысленное явление. Даже в тех случаях, когда человек знает о съемке, авторам удается выхватить момент полной непринужденности. Это дорогого стоит!
История не прошлое. Мы несем ее в себе. Истина иногда радует, но чаще печалит. С горечью наблюдаешь, прошлое, которое давно устали проклинать, и чем меньше осознанное, тем с большей силой обнаруживает себя.

Прошло тридцать лет. Целая вечность. И все же выставка не утратила своей актуальности и по сей день.
Это живое соприкосновение с правдивым бытием. При этом это нечто большее, чем простое безразличное отражение жизни. Это пронзительное приглашение нас с вами, без ложного пафоса, к исповедальному диалогу.
А вы как думаете?»
Аркадий Левин
(куратор организатор той самой выставки 30 лет назад)

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Закрыть